Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:19 

Тиррлейли

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Она всё-таки добилась своего!
Это было непросто. Твердые правила поведения уважаемой Семьи ундов, из века в век живущей в этой реке и хранящей ее... ну, не совсем в реке - дом был в закрытом от всех гроте, созданном неизмеримо давно и последние лет триста лишь приобретающим всё новые удобства и красоту. Она сама гордилась маленьким фонтаном во дворе, который сделала - он получился таким живым и веселым!
Но всё чаще ей становилось скучно. Фонтанчик хорош, когда его кому-то показываешь! А свои уже всё видели. Кому ещё показывать? Рыбам? Уткам?
Люди - они опасные, говорила мать. Они могут быть жестокими и равнодушными, их целей не понять, а речь отрывиста и чужда. "Не беда", - думала Тиррлейли, - "ведь я чувствую их эмоции, и даже могу транслировать... а если повезет, то они будут говорить на языке, который мне известен"...
Но мать, похоже, считала, что везением это не может быть ни в коем случае. И покидать грот одной не разрешала. Разве что ночью, недалеко, и лучше всё-таки в сопровождении... Семья Льле всегда была приверженцем ортодоксальных ундовских традиций. Кроме Тиррлейли - самого способного мага-эмпата и самой непослушной дочери на свете, как в сердцах утверждали родители.
Тиррлейли удрала из дома. Совсем недалеко, просто по течению одной из крохотных речушек, впадающих в ЕЕ реку. Но чувствовала себя до пьяного состояния свободной и взрослой! Запах прибрежной травы такой пряный, когда соединен с запахом земли, рыбы такие смешные, а как странно и чудесно поют птицы!
И вдруг она УСЛЫШАЛА. Нечто совершенно новое. И даже не сразу поняла, что это - просто отзвук сознания чужого разумного существа. Дома все успешно экранировались от нее (унды это умеют), и девушка уже отвыкла от такого яркого, неприкрытого и безоглядного ЧУВСТВОВАНИЯ.
Ну разве же можно так, не скрываясь, не пряча? Хотя когда в душе творится такое, тут уже не до правил, не до скрытности... Похожее состояние она однажды со-чувствовала у братика. Младшего. Который притащил домой птенца и никак не мог понять, почему ему плохо под водой? Ведь вода такая чистая, и водоросли красивые... Птичка захлебнулась, а брат, плача, все твердил, что хотел как лучше... и что он убил это чудесное теплое маленькое существо... что он злой, и нельзя ему, наверное, доверять даже и рыбок...
Каким чудом тогда Тиррлейли смогла убрать из легких птички воду и запустить крошечное сердце - она и сама не знала. Тем более что целительством не занималась. Стала заниматься, после того случая...
Сейчас было что-то похожее. Только намного, намного хуже! Потому что сильнее? Или потому что это - не унд? Она знала. Сознание было - чужим. И в то же время что-то в нем было очень похожее на нее саму. Вот только Тиррлейли никогда не испытывала такой растерянности, горя... и такого отвращения к себе!

Комментарии
2015-11-19 в 23:40 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
И встретилась взглядом с Гирли. Он смотрел вовсе даже не на рыбу, а на меня, и судя по всему, довольно долго. Все то время, что я просидела с закрытыми глазами.
- Я совсем не маг, - улыбаясь, пожаловался он мне, - ничего не понял, как ты это делала… Но это не важно…
- А я сама не понимаю, - призналась я. – Тонкие энергии, вихревые потоки, волновые возмущения, резонанс... Ужасно! Я... просто чувствую, и всё.
- И это тоже не важно… я все равно так не смогу, так какая разница тогда… Лучше… лучше я на тебя буду смотреть, - он улыбнулся чуть шире. – Знаешь, у меня дома живут рыбки… Гуня и Ри-рис. Я их очень люблю… а когда был маленьким… думал, что не бывает никого красивее рыб. А теперь… вижу, что ошибался. Бывает. Еще как!
- Красивее рыб? Ты любишь рыб?
Я смутилась очень. Ведь он, кажется, имел в виду меня! А что я... вон мои двоюродные сестры гораздо красивее... У меня только ресницы длиннее.
Я поставила миску и взяла Гирли за руку. Кажется, так люди проверяют пульс. Но я и так слышала его... а ещё слышала много чего другого, от чего побледнела, наверное, как брюшко тех самых рыбок. Ещё никто так про меня не думал!
- Я думала... вы их только едите, - пробормотала я. – А ты... а они и вправду красивые... а ты хочешь, я тебя покормлю?
- Если честно… лучше бы покормить Арни… он… ему ведь хуже, чем мне. А я… доем то, что останется.
- Он спит... - растерянно произнесла я. – Давай я дам тебе немножко совсем. Не надо его тормошить...
- Хорошо… - согласился Гирли. – Я съем… хвост. Пахнет очень вкусно! Ты – настоящая мастерица! Недаром говорят, что унды – прирожденные волшебники! Теперь я вижу, что это так и есть…

2015-11-19 в 23:47 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я отломила у рыбы хвост. Постаралась очистить его так, чтобы не потерять ни крошки мяса. А то я видела однажды, какие объедки оставляют люди! Половина мяса остается на костях... Так же нельзя, так никакой рыбы не хватит... А у Гирли живут рыбы! Надо же...
- Ты зовешь рыбок по именам? - спросила я. - А... какие они? Большие?
И подсунула ему кусочек. Прямо в рот.
- Нет, не очень, - Гирли послушно съел предложенное. – Гуня – с мою ладонь длиной, она полосатая… болотный окунек, знаешь таких?.. и плавники яркие… А Ри – он маленький, с палец длиной… весь такой… в крапинку. Льдистый сомик, они все мелкие… серенькие, а пятнышки зеленые… и плавнички тоже… Они живут в моем пруду, оба…
- Как здорово... надо же... и твоя Гуня не трогает маленького Ри? А пруд, он большой?
Ещё один кусочек. Я даже не знаю, получилось ли у меня... а Гирли, кажется, готов из моих рук съесть даже и сырую рыбу.
- Не трогает, они оба очень… добрые… и играют… Пруд не очень… половина этой полянки… даже меньше… Но им там хорошо. А на зиму я их в аквариум забираю, чтобы не замерзли. Им не нравится, конечно… но терпят. Зато весной так радуются…
Он улыбается, но как-то… странно. Словно ему что-то мешает.
Не верит, что вернется домой, к своим рыбкам, к родным и близким? Или винит себя в чем-то опять?! так всё намешано, с усталостью, с благодарностью и даже восхищением передо мной, со страхом за Арни... и опять чувство вины...
- Гирли... - тихо сказала я, направляя в его сторону внушение - слабенькое, только чтобы он от мыслей своих отвлекся. Никогда я не стала бы пытаться внушить в полную силу!
За это меня порой и ругали... все, кроме папы.
- Гирли, всё будет хорошо. Слышишь? Твой друг поправится... иначе и быть не может. Ведь я всё-таки умею лечить! И ты поправишься, всё пройдет... я думаю, скоро... Я принесу вам еды и лекарств, и мы решим, куда вы отправитесь дальше - чтобы выйти... к своим. И ты увидишь своих рыбок. И ещё новых заведешь...
- Спасибо тебе, Терли… - неуверенно кивнул он и тут же вдруг забеспокоился, - ты… будь осторожнее, ладно? Вдруг бы мы злодеями были? Страшно даже подумать… чтобы ты и… Побереги себя, пожалуйста! И… если все-таки вернешься сюда… к нам… сначала осмотрись. Вдруг нас найдут и… Я не хочу, чтобы ты тоже попалась этим… людям…
- Я не попадусь никому! – улыбнулась я парню. – Если я не захочу, они меня не увидят.
Как приятна была его забота. Почему-то приятнее, чем когда об осторожности говорили мои родители...
Я протянула Гирли ещё кусочек... и тут подумала: а если те, кто их изранил, и вправду сюда доберутся?! И вернувшись сюда, я застану... увижу...
Что же делать?!
А Гирли с облегчением вздохнул и сказал:
- Это хорошо! Правда… я же тебя увидел… а ведь ты не знала, кто я… вдруг бы… я бы зла захотел или что? Всякое бывает… а ты ведь – такая красивая… и одна, далеко ли до беды…
- Я услышала тебя, - призналась я. – Тебе было плохо... Я не ждала беды от тебя.
- Услышала? – зеленоватые глаза изумленно распахнулись. – Что значит – услышала? Как это?
- Ты очень громко думал... - виновато прошептала я.
Рыжий ошарашенно посмотрел на меня и медленно, словно никак не мог переварить сказанное, спросил:
- И… что я такого думал? Да еще и громко?
- Ты очень переживал за Арни. Это было так сильно... и больно... И... - я смешалась, - ругал себя за что-то. Гирли, знаешь...
Я посмотрела ему в глаза и твердо вымолвила:
- Я уверена, что ты не прав!
Он вздрогнул и тотчас же отвел взгляд. Спрятался.
- Ты не можешь этого знать…
Ну вот! Опять! Как же его переубедить?!
- Я могу чего-то не знать. Но я... чувствую.

2015-11-20 в 23:55 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Я тоже, - сказал он, зажмуриваясь, - я тоже чувствую, Терли. Только я еще и знаю. А когда знание и чувства заодно – значит, это и есть правда.
- Правда тоже бывает разная, - сказала я, отчаянно ища выход. Ну вот как убедить его, что он не виноват, когда я даже не знаю, в чем дело?!
- Ты уверен, что правильно всё понимаешь? Что... в том, что тебе известно, нет ошибки? Гирли... пожалуйста. Я не могу видеть, как тебе плохо... Я знаю, понимаешь! Я знаю... и уверена, что ты ни в чем не виноват.
Он вздохнул, открыл глаза и взял меня за руку. Тихонько погладил пальцем мою ладонь и негромко сказал:
- Ты не бери в голову, ладно? – Рыжий слабо улыбнулся. – Арни вон тоже говорит, что я не при чем. Хотя, по-моему, он это от страха… боится за меня, вот и… Ничего, я справлюсь. Ради него и… ради тебя тоже. Чтобы ты за меня не переживала. Не будешь?

2015-11-21 в 22:21 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Буду, - я сжала его пальцы. - Обязательно буду переживать. Если ты не перестанешь себя казнить непонятно за что! Вот и Арни твой тоже говорит, что ты не виноват... А почему он боится за тебя?
- Да просто… мы же – друзья… друзьям свойственно бояться друг за дружку, разве нет? Правда, обычно друзья не предают… тут ему со мной не повезло, конечно…
Гирли посмотрел на меня и тихо, устало признался:
- Я его выдал. Ненамеренно, конечно, но… сказал им, кто он. Они его искали, а я… сразу и сказал. Меня ведь не трогали… даже еще не пугали, не успел я испугаться… просто так сказал. И вот… ты же видела, что они с ним сделали…
- Он выздоровеет, Гирли! И потом... ведь ты же не знал, правда? Ведь ты не нарочно сказал... не представлял, что из этого выйдет... они бы и сами узнали, наверное, кто такой твой друг? - наугад, словно ощупью, пыталась рассуждать я. Тут я вспомнила - главное!
- Но ведь ты ранен! Это ведь... те же преступники сделали, да?
- Да… копьем. Один сказал – «кончай рыжего», а второй ударил. Я уже в воду упал, поэтому он промахнулся. Удачно вышло. Если бы он меня убил, я бы их не догнал…
- А ты... догнал? - продолжала я спрашивать. - Зачем?
- Арни… они увели его… Ушли, и его с собой забрали. Хорошо еще, что вдоль реки…
- И ты поплыл следом? Раненый? А что было потом?!
- Потом… - Рыжий, казалось, потерял всякий интерес к рассказу, - да всякое-разное… они там с ним… его… Я не знаю. Я боюсь расспрашивать. Уже в конце в лодку положили… ночевать, а я осколок раковины нашел… веревку перерезал и лодку эту украл. Потом голавля вот поймал… только готовить некогда было…
Многое было непонятно. Почти всё. Прежде всего: что нужно было похитителям от Арни?! Зачем они хотели убить рыжего? Почему нельзя было говорить, кто такой Арни?
Но я, кажется, всё же поняла главное: Гирли не виноват... Он назвал друга, не подумав, и казнит себя до сих пор... А самое главное - он же его и спас!
Гирли и говорил уже с трудом. Совсем устал... Бедный!
Я положила руку на его бок, возле раны. Пожалуйста, пусть у меня получится! Пусть тебе станет легче... не будет больно...
- Значит, ты его спас, Гирли! Ведь это ты, и никто другой, вытащил его из плена! И перестань ругать себя! Ты не виноват!
Мне стыдно... но я опять попыталась применить убеждение... Чуть-чуть.
Я чувствовала, как медленно, но верно расслабляется его тело. Чуть ровнее и глубже стало дыхание, и ощущение этой вины, терзавшей его, отступило, стало зыбким… Хоть бы забыл, что ли…
Глаза его закрылись, и он еле слышно пробормотал:
- Не виноват… Спасибо, Терли… Все-таки правду говорят о вас – волшебники и есть… совсем не больно уже…

2015-11-22 в 17:41 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
"Если бы я была настоящим, обученным целителем, то тебе совсем не было бы больно! И рана уже зарастала бы..." - вздохнула я про себя.
Ну хоть, кажется, рыжему стало немного легче на душе...
Я чуть отодвинула ковшик с рыбой и раками, поставила на ровное место и прикрыла пучком травы - если получится так, как я хочу, то никакой зверек не покусится на эту еду, и какое-то время она побудет свежей, словно я только что ее приготовила. Как же хочется накормить его получше, чем-нибудь очень вкусным! Хотя бедолаге сейчас даже и есть не хочется... ничего ему не хочется, похоже, так ему плохо.
- Гирли...
Я тихонько опустилась рядом и погладила его по голове.
- Я, наверное, сейчас уйду... мне домой надо. Я вернусь. А вы отдыхайте. Еда тут рядом, в ковшике. И помни: ты не виноват! Ты ни в чем не виноват, слышишь?! У вас всё будет хорошо...

   

Дешан

главная