01:58 

В долине смутной тени

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я долго, невероятно долго странствовал в чужом, темном мире.
Всё пространство пронизывали нити, тянущиеся неизвестно откуда - но чтобы не исчезнуть навсегда, я должен был следить хотя бы за одной из них. А их было много! Яркие, равнодушные, они возникали перед глазами, тянули меня куда-то... исчезали, наполняя душу ощущением безысходности... Я не смог! Не уследил! Но тут появлялась ещё одна нить, и я торопился пройти по ней... или подтянуться на руках, или ухватиться и держать... а они выскальзывали и истаивали прямо на глазах... И слышался звон, льдистый, холодный... погребальный.
Нити, сверкающие, острые, режущие руки... Как паутина гигантского паука, думалось мне. Но каков же его размер, если я ни разу не видел, чтобы нити встречались? Паук размером с город - или больше... и он не знает, наверное, что я плутаю по его паутине, а если и знает - ему всё равно, потому что я всё равно никуда не денусь...
Нет больше нитей... я лежу на чем-то - это, наверное, колья... они торчат из черной воды остриями вверх и впиваются в спину. Безлунная ночь, черное небо и черная вода - но я всё вижу, наверное, потому, что я Барс... только лучше бы мне не видеть. Нельзя шевелиться, потому что лучше быть распяленным на кольях, чем сорваться и упасть в вязкую, страшную пустоту внизу... от глубины провала, невыразимой, неживой, так страшно, что я молюсь - только бы насадиться на колья поглубже и не соскользнуть вниз, потому что там будет что-то ужасное... я чувствую себя дичью на вертеле и даже не слышу - угадываю тоненький злорадный смех из глубины... и ужас выбрасывает меня в новый сон.
Я снова привязан к дереву - на самом берегу. И Сняголов, живой и веселый, предлагает мне узнать Гирьку - тогда он, быть может, его спасет. И мимо меня проплывают по течению... трупы. И у каждого мне чудятся рыжие волосы. Но трупы плывут вверх лицом, и я не могу разглядеть... и почти у всех вывернута шея.... да, ведь это же трупы... неужели это я их всех убил?! Я же помню: под руками хрустели позвонки! Так что же... я и Гирьку убил тоже?!
С воплем я рвусь из веревок, и та, что на шее, перерезает мне горло... Тело остается привязанным к дереву, а голова падает на траву - и тут я вижу рыжего! Он стоит в воде по пояс, и из раны на боку хлещет кровь, выплескиваясь толчками... Я хочу крикнуть: "Вот он! Спасите его!" - и вспоминаю, что не смогу - разве может издавать звуки отрезанная голова?! Тоска, последняя, смертная тоска... и не оттого, что я теперь мертв, ведь не больно же! - а оттого, что позвать Гирьку не могу... и вообще, это же так смешно и унизительно - голова на земле, как мячик...
И снова ночь. И звезды над головой. И... я целый, не отрезана у меня голова... а надо мной - Зверь... заботливый такой, с кружкой воды...
- Ты пей, тебе нужно пить... Пей и не шевелись, я всё сделаю сам, тебе хорошо будет...
- Нет! - пытаюсь закричать я, но вода льется в горло и почему-то обжигает его.
Зверь опять копошится, пытаясь распустить на мне пояс, я извиваюсь, хочу пнуть его ногой - но тело словно сковано и не двигается, ни руки, ни ноги...
- Красивый мальчик, - говорит Зверь голосом последней моей любовницы, девушки из фирдзского трактира.
- Ненавижу! Мерзость... плесень... - пытаюсь выговорить я, но слышу только собственный стон. Тихий-тихий.
- Тебе не понадобится теперь друг, - говорит Зверь, - он же не захочет с тобой дружить - с таким? У тебя буду я... А если не хочешь, ты скажи - я подружусь с твоим Гирькой, и он забудет про тебя, я буду его защищать, и вылечу. А иначе он умрет! Разве ты этого хочешь?
Я конечно же не хочу! Я хочу, чтобы Гирька жил! Но не такою же ценой... он и сам не захотел бы...
- Не трогай... его... пусть он живет... Не трогай... - пытаюсь я шептать.

Комментарии
2015-09-24 в 02:12 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
И опять тьма.
Тьма и тишина...
И как же болит всё! Мама... если бы ты знала, ты пожалела бы, и мне стало бы легче... ты боялась отпускать меня в поход на лодке, с Гирькой, а тут... Гирька! Где же ты?
- Рыжий, - шепчу я, - рыжий, как же так? Гирька... отзовись... пожалуйста...
Я пытаюсь вспомнить: что же сталось с моим другом?! Расплывчатые картины издевательски медленно всплывают перед глазами... Чьи-то крики, смех... "Кончайте рыжего... вон, кровищи сколько..." "Твой друг - его всё равно в живых бы не оставили..."
Я со стоном утыкаюсь лицом в землю, вцепляюсь в ни в чем не повинную траву, выдирая целые пучки... Ногти скребут по земле... Значит, руки не связаны? Но ведь разбойники связали мне руки! Гирька меня освободил?!
Я пытаюсь вспомнить, разделить сон и явь, и от этого мучительно болит голова... Гирька по пояс в воде, и кровь хлещет из раны, а я лежу на земле... то есть моя голова лежит... Гирька сидит у дерева. Листочки у меня в руке и разорванная рубашка... Было или нет? или это тоже - сон?
- Гирька... брат мой...
Я назвал его братом! А он... кажется, сказал, что рад этому... Это было бы слишком хорошо... Наверное, это сон... Гирька...

     

Дешан

главная