00:32 

На свободе

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Небо, как водится, молчало и не отзывалось.
Вообще из моих сверстников Покровитель не являлся никому... Может быть, не было такой уж сильной нужды в нем? Из-за ерунды он не появится... Так хотелось верить, что он - слышит! И поможет. Всё-таки я верил в их помощь, как в детстве. Хотя и знал, что некоторые из наших с Гирькой приятелей считают, что Покровители не обращают на эйлов внимания. Мол, если они и есть, то далеко и забыли про нас... Но я-то знал, что это не так! Хотя бы потому, что отец Нэйлин стал кровным братом Сокола Энтрадеса, и во время обряда Покровитель им явился... Об этом я слышал от дяди Кэса.
А может, Покровитель услышал Гирьку? И помог ему?
Словно в ответ на мой вопрос, невдалеке, в камышах, послышались странные звуки. Какое-то хлюпанье, чавканье... похожее на то, как будто кто-то осторожно идет по мелководью... У меня аж дыхание пресеклось! Снова: шлеп... шлеп... бульканье... но не Выдра же! Выдры не издают таких звуков! Только бы не люди... только бы... Кроме похитителей, людей-то рядом не было!
Я даже дышать, кажется, боялся... как будто тишина помешает людям увидеть нашу лодку!
На мгновение мелькнула шальная мысль: драться до конца, кусаясь, царапаясь, на пределе сил, пусть лучше убьют... но ведь Гирька не убежит один. Даже если я дам ему эту возможность...
И тут раздалось кряканье. Потом опять, затем характерный звук хлопающих по воде крыльев... и через некоторое время рядом взлетела утка. Негодяйка, она тут просто жрала кормовую траву! Завтракала, значит... А я-то перетрусил...
После отлета утки снова наступила тишина. И кажется, стало ещё холоднее, - наверное, просто жар не давал покоя. Мой друг свернулся клубочком, насколько это позволяла лодка, и спал тихо-тихо, чуть приоткрыв рот; выражение лица у него было страдальческое. Бедняга!
Я не очень верил в свои возможности, но решил попытаться вспомнить ещё какое-нибудь лечебное заклинание - и, боюсь, с нулевым успехом. То ли слово перепутал, то ли для этого нужно все-таки самому быть в лучшем состоянии... я и этого не знал. Увы.

Комментарии
2015-09-13 в 01:06 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Постепенно туман рассеялся, и мир вокруг наполнился звуками. Птичьи трели и серенады лягушек, стрекотание насекомых и плеск рыбы… Откуда-то из леса донеслось протяжное фырканье – кабан шел по каким-то своим делам, причем не очень далеко от нас. С ним встречаться мне тоже что-то не хотелось, и я начал прикидывать, что делать, если он все-таки на нас выйдет. Сначала все думал, что надо поскорее выталкивать лодку на реку, а потом чуть было даже не рассмеялся – вспомнил простенькое заклинание, которому меня научил отец. Старательно выговорил нужные слова, мысленно призвал Покровителя, на всякий случай представив его себе во всем великолепии… Фырканье сделалось встревоженным и недовольным и поспешило удалиться. Кабан почуял хищника и решил не связываться. Мое заклинание просто внушило ему, что тут поблизости отдыхает большая клыкастая кошка. Жаль, с людьми такое не срабатывает, только со зверьем.
Я облегченно вздохнул, отвернулся от леса и встретился взглядом с рыжим. Зеленые его глаза были запавшими и воспаленными, словно он и не спал совсем.
- Арни… Ты с кем говорил сейчас? – тихо и испуганно спросил он меня.

2015-09-13 в 01:30 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- С кабаном. Я ему намекнул, что он тут лишний... - улыбнулся я Гирьке. - Как ты?

2015-09-13 в 02:05 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Я? – Гирька пошевелился, болезненно скривившись. – Да ничего… думаю, что могу идти. Ты будешь спать? Я покараулю…

2015-09-13 в 02:19 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Знаешь... нет. Давай сразу попробуем двинуться. А потом отдохнем, и тогда я и посплю... - предложил я. - Всё равно мы с тобой вряд ли сможем идти уж очень долго, к сожалению.
Сказать по правде, я просто боялся, что если сейчас мне каким-то чудом удастся заснуть, то потом заставить себя двигаться будет ещё труднее, чем теперь.

2015-09-13 в 02:52 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Гирька встал. Немного скособоченный и уже не пытающийся это скрыть. Но на ногах держится твердо, и то хорошо.
- Ты решил уже, куда мы пойдем, Арни? И… может, я хоть рыбу поймаю? Нам ведь и есть что-то надо…

2015-09-13 в 03:45 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Мне очень хотелось сказать Гирьке, что не надо, мол, тратить последние силы на рыбу, но... при слове "есть" у меня прямо сжалось что-то внутри. Как бы я был рад сейчас просто размоченной в воде корке хлеба! Нашего, эйлского... Рыба? Сырая? А если ещё испеченная в костре - совсем хорошо! Да, есть-то больше и нечего. Хлеба нет. Жаль, нет и соли! И тут я вспомнил:
- Давай, посмотрим, что тут у них в корме припрятано? - сказал я. - Наверняка что-то полезное! А ведь нам сейчас любая мелочь пригодится!
И я невольно вспомнил, как мы собирались в дорогу - и про перевернутые разбойниками, брошенные наши вещи. Нет! Не думать. Смысла нет. Не вернуть время назад...
- Ну-ка, как у них тут всё открывается...
Я попытался встать на колени, чтобы ловчее подобраться к ларю под сиденьем - но меня повело куда-то в сторону, словно я был человеком и залился вином по самые уши.

2015-09-13 в 17:22 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Рыжий придушенно вздохнул, рванулся ко мне, явно желая поддержать и не дать навернуться за борт.
- Арни! Тебе плохо?! Почему ты себя не полечил?!
Почти высохшая тряпка, заменявшая ему бинт, заскорузла и сбилась вниз, темное пятно на ней казалось просто грязью. Может, оно так и было? Может, это все же не кровь?
- Арни… ну не молчи! У тебя голова кружится, да? Давай тогда на лодке, может быть? Чтобы тебе не идти…

2015-09-13 в 19:21 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Нет-нет! Не надо...
Я закрыл глаза - чтобы окружающая меня действительность перестала качаться и пульсировать. Немножко помогло... Спина моя, ну что ж так больно-то?!
Попытался выровнять дыхание, а то говорить нормально не получалось. Кому будет лучше, если я тут буду стонать и подвывать! Вон Гирька же молчит...
Не пойму, отчего так гадко - ну ведь всего лишь поверхностные раны, не мог же этот кнут повредить что-то внутри... А болит словно и внутри тоже... на ожог похоже. Однажды, в очередном нашем походе, я обжег палец горящим угольком от костра. Больно было ужасно... А Гирька, наблюдавший за тем, как меня чуть ли не корчит - очень неожиданным был этот ожог! - взял и тоже сунул палец туда, где были угли... Мол, это он виноват. Короче, потом к магу-целителю пришлось обращаться обоим. Недели три заживало...
После того похода я как-то сразу перестал общаться со многими из тех, с кем раньше поддерживал отношения - молодыми эйлами из "хороших" семей, чья так называемая дружба раньше льстила мне... Потому что понял: никто из них НИКОГДА не поступил бы так, как Гирька - не причинил бы себе боль только из-за того, что больно было мне... Я стал проводить время в основном с рыжим. Хоть мама и не была этим особенно довольна.
- Мы не знаем, куда направились наши "друзья", - сказал я, силясь улыбнуться рыжему. - Мне почему-то сдается, что на лодке у нас больше шансов их повстречать. А на этом берегу - нет... Давай, доставай, что там у них спрятано?

2015-09-13 в 20:23 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Гирька растерянно потоптался рядом, желая помочь хоть чем-нибудь, но не в силах придумать, чем именно. Потом послушно полез искать лодочные богатства.
С богатствами было так себе. Ржавому и тупому ножу мы, правда, все равно обрадовались, но ни хлеба, ни одежды там не было. Комок какой-то ветоши валялся, конечно, но… Зато там была соль! И большая горсть прошлогодних орехов! Конечно, одной солью сыт не будешь, а орехи могли быть уже трухлявыми и червивыми, но все равно мы обрадовались. Как и веревке, и глиняному щербатому ковшу для черпания воды.
Пока я пытался худо-бедно привести в порядок нож, Гирька копался в найденном тряпье.
- Это рубаха, Арни… дырявая местами и грязная, но когда холодно, и такая тряпка сойдет. Надо только постирать хорошенько. А то тебя знобит, а одежды нет… Я сейчас постираю и тебе свою рубаху отдам, а эту себе возьму. Моя чище все ж таки…

2015-09-13 в 21:44 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Свою? Мне?
Я невесело усмехнулся, глядя на то, что когда-то было Гирькиной рубашкой, а теперь пыталось выполнять роль повязки - не слишком-то успешно.
- У тебя рана в боку, - констатировал я, - и чем ты ее замотаешь? Я думал, может удастся найти какие-нибудь листья... и примотать хотя бы полосами от моих штанов. От рубашки всё равно много теплей не станет. А вот это, найденное, предлагаю превратить в обувь. Тебе же по лесу идти! А ты босой. С меня хоть вон сапоги не сняли. А ты вообще без ничего...

2015-09-13 в 22:05 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Ну… видишь ли… моя рубаха – она все равно чище этой ветоши. И дырка в ней всего одна. Самое то для тебя – просто чтобы спину и плечи твои прикрыть… они же все… - Гирька осекся, закусив губу, и торопливо отвел взгляд. – А я вместо нее эту тряпицу намотаю, после стирки. Можно и с листьями, если ты их найдешь, а то я не знаю, какие надо. А без обуви я пока обойдусь, ничего… мы же с тобой ходили босиком по лесу, хоть и недолго, но все таки…

2015-09-13 в 23:19 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Гирька говорил тихо, но с неколебимым упрямством. Я чувствовал, что он непременно решил отдать мне хоть что-то из того, что могло бы пригодиться ему. Что ему обязательно хочется так поступить. И я обижу его, если откажусь...
Пришлось согласиться. Хотя я был уверен, что наличие или отсутствие рубашки ничего не изменит. Ни моего озноба, ни... остального.
Вздохнув, я выдавил "ну хорошо... Спасибо, рыжий. Хотя тебе она нужнее!" и перестал более спорить. Мы съели по ореху (они оказались не прогорклыми, хотя и старыми!) - и, вдохновленные этим крошечным подобием еды (тем более там всё-таки была целая горсть), стали выбираться из лодки.
Это элементарное действо оказалось таким тяжелым!
Всего лишь встать... Встать с колен, держась за борт. Как же у меня ослабли ноги! Потом перекинуть ногу за борт... не упасть... отлепиться от лодки и выйти на берег... Рыжий помогал мне, как мог, хотя и его шатало и он явно стискивал зубы от боли.
Наконец я плюхнулся на первую попавшуюся кочку, чтобы передохнуть, и со страхом ожидая того, что вот сейчас, скоро, нужно будет опять встать и идти. А рыжий решительно уставился на воду, очевидно, прикидывая, где же тут может быть рыба?!

2015-09-13 в 23:56 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Впрочем, он почти сразу забрался в воду, отошел чуть подальше от грязной заводи и нырнул. Почти беззвучно и почти привычно. Если б я знал его хуже или не присматривался бы, то не заметил бы, что движения его не такие ловкие, как обычно. Я подумал немного и решил, что пока он добывает нам обед, мне стоило бы поискать те самые листья, которые нам с ним надо примотать к нашим ранам. Хотя бы уже потому, что мне про них рассказывали, а Гирьке – нет. Так что и шансов узнать и найти у меня больше. Как у него больше шансов снабдить нас рыбой.
То ли я все перепутал, то ли и на занятиях ничего толком на запомнил, то ли тут попросту не росло ничего из того, что я гипотетически знал – но я почти ничего не нашел из того, что хотел. Обнаружил только довольно жирные заросли подорожника недалеко от берега, несколько чахлых стеблей тысячелистника, которые я тут же ободрал, и одинокий, но очень гордый побег непричешки, невесть каким ветром сюда занесенный. Про непричешку я был не очень уверен, но вроде бы наставники упоминали ее именно в сочетании со словами «раны и ссадины», когда посылали нас на травозаготовки. Так что ее я тоже нарвал. Пусть будет.
Ходить у меня худо-бедно получалось. Можно было хвататься за деревья... Наклоняться вот было тяжело. Каждый раз хотелось лечь в траву и наплевать на всё! Но я справился...
В любом случае, к лодке я вернулся с добычей. И тут же принялся озираться в поисках рыжего. Чуть было не позвал криком – в последний момент опомнился.
К счастью, Гирька не заставил меня долго волноваться – показался в воде неподалеку и ликующе помахал мне оттуда пойманной рыбой.

2015-09-14 в 00:08 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Какой же он молодец!
Я сел и стал его ждать, стараясь делать что-то вроде дыхательных упражнений - вспомнились кстати, нас им учил мастер по фехтованию... Упражнения немного отвлекали от боли. Смогу ли я ещё воспользоваться магией? Так бы нужно! Ведь я видел, что рана Гирьке мешает, и наверняка ему тоже очень больно... Будь проклят тот человек! Чтобы не знать ему ни жизни спокойной, ни честной смерти!

2015-09-14 в 00:44 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Наконец Гирька вышел из воды и пошел ко мне, держа в одной руке крупного голавля, а в другой – двух раков, сцепившихся клешнями. Правда, я почти сразу заметил, что вцепились они не только друг в друга. По крайней мене один цепко держался за гирькин палец.
Рыжий шел ко мне медленно и отяжелело – так обычно ходят выбравшиеся из воды люди, я видел… Люди, но не эйлы. Тем более не эйлы из клана Выдры…
- Я поймал, Арни… вот, - чуть задыхаясь, сказал он мне. – Еда… Сейчас я еще рубашку тебе постираю… и можно идти…

2015-09-14 в 02:56 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- А я листья вон сполосну... на всякий случай, - сказал я. - Не очень много я нашел... Буду ещё по дороге смотреть, авось попадутся! И рыбой займусь.
Не очень-то получался у меня бодрый и воодушевленный тон...
Я вошел в воду, вымыл листочки - самое трудное было не упустить их, ведь каждый казался мне сейчас драгоценным! - и положив их на большой и вроде бы чистый лопух, занялся голавлем. Сначала я хотел отрезать ему голову, но потом вспомнил про глиняную плошку - вдруг она окажется целой и можно будет приготовить отвар? Всё наваристее будет... - и оставил, только выдрал жабры. Даже и в рыбьей голове найдется что пососать... Вычистил голавля от чешуи найденным ножиком, выпотрошил, потом пришлось опять вставать и мыть. Но это обещало уху и хотя бы относительную возможность наесться. А Гирька старательно полоскал бедную свою рубашку, словно лучшая прачка Фирдза. Если его старание и добрые намерения хотя бы частично могли бы впитаться в ткань, думаю, рубашка залечила бы мне все повреждения - только надень!
В сапогах противно хлюпала вода. Снять бы их, да вылить воду... но тогда придется опять натягивать мокрые... сил нет. Гуфр с ними. Пойду так. Вон у Гирьки вообще обуви нет. А мои он не возьмет... наверное...

2015-09-14 в 13:58 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
В общем, так и оказалось. Я все-таки попытался предложить ему сапоги, но он так отчаянно замотал головой, что я понял – не выйдет. И рубашку свою он мне все-таки вручил и проследил, чтобы я ее надел. Мокрая, холодная, она, конечно же, совсем не грела и даже наоборот. Я попытался вспомнить заклятие сушки и чистки, но... не вышло. Опять! И главное обидно, что я так и не понял - из-за того, что я не те слова говорю, или волевой посыл слишком слабенький, потому что я не могу как следует сосредоточиться?
А Гирька, помогавший мне ее натянуть и коснувшийся ненароком моего плеча, упавшим голосом пробормотал:
- Она на тебе в два счета высохнет… ты же горяченный, как печка… Гады, какие же они гады!
На себя он намотал найденную в лодке и постиранную ветошь. Сравнив наши тряпки, я вынужден был признать, что в одном он таки был прав. Его рубашка гораздо чище и целее, чем найденное тряпье, которым он себя перевязал.
Только после меня он согласился, чтобы мы занялись его раной. Вернее, он сказал, что сам ею займется!
- Почему ты не хочешь, чтобы я тебе помог? - горячо возмутился я. - Не доверяешь, что ли?! Гирька, не обижай!

2015-09-14 в 15:52 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Да я и сам справлюсь, - рыжий жалобно моргнул. – Арни, я… мне просто не хочется, чтобы ты смотрел… она небольшая, просто неприятная, ты расстроишься, а зачем же…
- Ты же на меня смотришь!
- Ну ты же не говорил, что не хочешь… - Гир опустил глаза. – Ну и… согласись, не видеть твоих ран – это ж ослепнуть надо… А если я ослепну, то не получится у меня с тобой по лесу идти…
- Рыжий, не дури. Почему я должен говорить, что не хочу, чтобы ты меня видел?! Что я - дева юная?! Смотри, пожалуйста, тоже мне, красота несказанная... Просто тебе же трудно самому! Неудобно! Ослепнуть он тут собрался...
- Я не собрался! – вскинулся он возмущенно, но тут же смутился. – Ой, извини… Мне не трудно, я же смог перевязаться сам… вчера.
- Я уж видел, как ты перевязался... Съехало всё... Ладно - как хочешь.
Я протянул ему листья. От моего упорства Гирьке легче не станет. На душе было тяжело. Наверняка рана глубокая и в плохом состоянии - какого гуфра иначе ему стесняться?! Что я ему - чужой? Я расстроюсь - ну да, конечно, я расстроюсь... можно подумать, мне сейчас его не жаль...

2015-09-14 в 23:29 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Гирька виновато закусил губу и понурился. Он чувствовал, что я обижен на него. Но почему-то все равно не дал мне помочь с перевязкой. Кое-как примотав рваньем целебные листья, он, бледный и усталый, словно и не спал вовсе, тихо сказал:
- Я готов, Арни… можно идти…
И мы пошли. На юг. Первые несколько перестрелов были ужасны – кусты, кочки, ямы и камни... Мне вчуже больно было, когда я представлял, как рыжий идет босиком... Поэтому я постарался пробиться вперед и хоть как-то выбирать, куда ступить, указывая ему, и шел медленно... Потом наконец лес стал более редким, появился мох и песок... Вперед пошел рыжий. Сперва, довольно короткое время – достаточно легко и почти нормальным шагом, потом оступился – то ли наступил на сучок или камень, то ли ещё что... Он пытался, выпрямившись, сделать вид, что всё в порядке, и не замедлять шаг, но я попросил:
- Давай пойдем помедленнее... выровнять дыхание хочу...
Обернувшись, он благодарно и как-то жалко улыбнулся мне – бедняга! – и тут же, спохватившись, спросил:
- Арни, а что мы будем делать, когда дойдем до селения? Денег нет никаких… Ты думаешь, нам помогут просто так? Без платы?

2015-09-14 в 23:43 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Кто их знает... Боюсь, я стал хуже думать о людях. А что мы с тобой можем предложить? Ну... в смысле работы?

2015-09-14 в 23:48 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Рыжий растерянно уставился на меня, потом неуверенно сказал:
- Ну... я могу ловить рыбу... наверное... или что-нибудь нарисовать, если кому-то надо... Но мне кажется, это никому не нужно. Рыбу они сами себе наловят, а рисование мое никому не интересно. Да и нечем. Наверное, на меня не стоит рассчитывать.
И сник, отвернувшись медленно зашагав вперед.

2015-09-15 в 03:26 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я удрученно брел за Гирькой и думал: как же мне его утешить? Как возразить?
Ведь он прав, как это ни грустно... Особенно что касается меня. Что я умею? Стрелять из лука? В кого? И где тот лук?
Наняться в чью-нибудь охрану? Даже не смешно. Максимум, от кого я смогу защитить своего нанимателя, это от мух с комарами. И то не факт... Ни оружия, ни, что самое главное, сил...
Писать письма, переписывать документы? Кому они нужны в деревне! Это ещё в городе - может быть... счета сводить в лавке, нотариусу помогать или там в универсуме лекции переписывать... Но это всё невозможно в деревне...
Петь песни? Слабая надежда мелькнула, когда я вспомнил фирдзовские трактиры. Да, там можно было бы заработать какие-то крохи... только вот у меня нет даже инструмента. Никакого, даже дудочки самой простой... И петь... дыхание перехватывает, и сердце колотится почти что в горле... Плохо мне, ковыляю с трудом... какие уж тут песни! Отлежаться бы...
А хуже всего то, что в таком виде, как у нас с Гирькой, ни в какой трактир нас и не пустят. Даже в самый захудалый. Нужна одежда. А чтобы ее купить, надо опять же заработать - и возвращаемся к началу.
Трактир... Запах жареного лука и свежей выпечки... Горячее вино с пряностями...
Меня опять знобило. Сесть неподвижно за столом, поставить локти на столешницу, подпереть руками усталую голову... А на столе пусть кружка с вином... и пряностями пахнет, и травами... теплый хлеб, мягкий и душистый...
Я даже глаза закрыл, чтобы хоть ненадолго удержать это видение. Схватился за дерево... И, кажется, уснул на несколько мгновений, прямо вот так, стоя.
Нет. Нельзя останавливаться. Если остановлюсь - беда... сразу неодолимо тянет опуститься на землю, прислониться к дереву спиной, закрыть глаза, не видеть, не слышать, не чувствовать... Кругом какой-то тихий звон, он то усиливается, то ослабевает... только нету никакого звона, это всё чудится мне, я знаю... я просто устал...
Пить... как же пить хочется, а ведь я напился на берегу - просто водой из речки. Но другого-то ничего не было! А сейчас - словно не пил совсем, во рту сухо и вкус какой-то гадостный.
Трактир! Запах свежего сена, похрустывающего под простыней... кувшин воды на столике... воды...
Как называлось это место? "Веселая Свинка", кажется... Мы с Гирькой ещё над вывеской смеялись... Вот оно!
- Рыжий! - позвал я. - А ведь ты не прав! Если в этом селении будет хоть один трактир, ты сможешь сделать для него вывеску! Только бы доску дали да краски... Ведь у тебя получится! А если в этой глуши кормят посетителей рыбой, ты только представь, каких красивых рыб ты им можешь нарисовать! И на вывеске... и внутри можно рисунки повесить... А ты говоришь - не стоит рассчитывать! Ошибаешься!

2015-09-15 в 14:18 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Гирька слегка просветлел и даже разулыбался, и какое-то время мы шагали почти бодро. К сожалению, не очень долго. Разговаривать не хватало дыхания, да и… никак не получалось подобрать тему. По сравнению с тем, что с нами произошло, все остальное казалось мелким и несерьезным, а последние события мы явно были не готовы обсуждать. Так что шли мы почти все время в молчании, изредка перебрасываясь короткими фразами. Я пытался представить себе, что же нас ждет в селении – если, конечно, мы его найдем вообще. Но мысли почему-то повернули в неожиданную сторону – вспомнилась Нэйлин и… мама. С чего я вдруг стал их сравнивать? Хотя вру, никого я не сравнивал, а просто вспоминал – мысли о них обдавали меня теплом, которого так недоставало в настоящем. Погруженный в воспоминания и размышления, я шел и шел… и снова шел. И опомнился только когда заметил, что не слышу гирькиных шагов. Резко обернулся, ужаснувшись, что снова его потерял – и задохнулся от облегчения, увидев, что он просто остановился в десятке шагов за мной и прислонился плечом к старому тополю.
Я уже хотел было предложить отдохнуть, когда рыжик медленно, обдирая жесткой корой кожу на руке, осел наземь, а там и лег. Я торопливо заковылял назад, глядя, как он пытается свернуться в клубок, и не получается, и как выскальзывают из-под разболтавшейся повязки листья, которые я собирал. Бурые и липкие от крови.

2015-09-15 в 14:45 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- О боги! Гирька... рыжик... Как же ты?!
Меня обдало жаром, хотя до этого, мне казалось, я медленно закостеневал от холода.
Я упал на колени рядом с Гирькой, уронив ковшик, который жалобно звякнул о камни. Тупо, отчаянно я повторял про себя: "Нет! Только не это! Не надо, пожалуйста!"
- У тебя рана открылась, - сдавленным голосом выдохнул я. - Рыжий... ну как же так! Нельзя тебе было идти, наверное... надо было плыть... а я, дурак, всё хотел верить, что они ошиблись и рана легкая... Ты столько плыл, спас меня! А я тебя ещё и рыбу заставил ловить...
И себя жалел, - добавил я про себя. Больно мне, видите ли, и жар... подумаешь, невидаль! Побили его, нежного... Как я мог принимать все поступки Гирьки как должное?! А он, значит, делал их на пределе сил... или за пределом...
- Лежи, - умоляюще сказал я, безжалостно вырывая кругом мягкий мох и пучки травы и подсовывая их ему под голову. - Сейчас я... я тебе помогу...
Рана выглядела ужасно - разваленная дыра и, что хуже всего, вокруг кожа почти багровая, и сукровица сочится... Словно и не было никакой повязки, как будто ещё и грязи в рану напихали нарочно... Покровители, нет! Ну а откуда чистота, когда он замотался чем мог и плыл... и что там в рану могло попасть - боги ведают...

2015-09-15 в 15:18 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Ты не… не заставлял… я же сам… предложил, с рыбой-то, - срывающимся шепотом ответил мне рыжий. – А рана… она не открылась, Арни… она просто… и не закрывалась толком… Иной раз кажется… вот-вот… и кровь вроде останавливалась… это когда я… тебя в лодке уводил… А потом все равно… Наверное, так надо…
Он сглотнул, в зеленых глазах – тоскливый какой-то страх…
- Не закрывается… наверное, Покровитель не хочет, чтобы я… чтобы она закрылась… Она же сама – не смертельная… копье по ребру скользнуло, даже не… не задело ничего внутри… Сам видишь…
Он застонал от боли и виновато добавил:
- Подвел я тебя… Прости… Ты же простишь? Правда?

2015-09-15 в 15:44 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- За что? - простонал я. - Гирька, ты ни в чем не виноват! Слышишь! Ни передо мной, ни перед кем-то ещё! И никогда не был виноват! Я клянусь! Ну рыжий... ну пожалуйста...
Слезы вытолкнулись из глаз... Я вспомнил: если эйл чувствует себя виноватым, то его рана не желает закрываться... как-то так... Раньше так было, я читал... Значит, и теперь?!
- Ты же спас меня, ты совершил почти невозможное, - бормотал я, глотая слезы и сдирая с себя рубашку. - Никто бы не смог это сделать - только ты... Гирька, ты только держись! Ты уже столько крови потерял, наверное... Я забинтую сейчас...

2015-09-15 в 16:09 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Гирька слабо дернулся:
- И ты же еще обо мне… заботишься так… Говоришь, что я не виноват… а я тебя… А я же не достоин… получается…
Он зажмурился на мгновение и вдруг жалобно спросил:
- Арни, ты… правда не сердишься? Я так… испугался… а потом они тебя увели и… проклинал себя все время… чуть не захлебнулся… А они били тебя! А если бы я не сказал ничего, может, не били бы…

2015-09-15 в 16:23 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Рубашку пришлось разорвать. Гирька уже не протестовал, только вздрогнул, словно я делаю ему больно, и посмотрел затравленно.
- Они били меня за то, что я их атаману шею сломал! - сказал я. - Рыжий, друг мой, брат мой, ну как мне сказать, чтобы ты поверил? Я не сержусь - мне и не за что сердиться... Наоборот, я столько проклинал себя, что втянул тебя, потащил с собой... и погубил...

2015-09-15 в 23:51 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Не надо! – выдохнул он. – Ты не погубил. Я же жив… пока… Арни, что ты собираешься делать?
- Перевязать тебя... что я ещё могу сделать?! Магия не отзывается, зараза... Но я ещё попробую...
Листья мои, толку от них! В крови все, на земле, грязные...
В тоске я поднял голову, словно вопрошая у неба, у леса, у деревьев: что же мне делать?! Если Гирька до сих пор считает себя виноватым - дело плохо. И магия не особенно поможет. Тут я пригляделся: буквально на расстоянии вытянутой руки от его головы рос чахлый кустик (одни Покровители ведают, как он называется!) - но эти листья, почти круглые, я помнил... Они ранозаживляющие. Я не могу их вымыть в вареной или ключевой воде - но хоть так! Остается верить, что в лесу не очень-то грязно - ведь тут нет людей!
И я, не вставая с колен (так было устойчивее), двинулся к кустику, умоляюще бросив рыжему:
- Потерпи... Я сейчас!
Мало их там было, листочков, но они помогают, они должны помочь! А может быть, их тоже надо обработать магией?

2015-09-16 в 01:00 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я вернулся, сжимая несчастные листья так, словно они вот-вот вывернутся и убегут от меня. Гирька лежал неподвижно, только дышал часто и прерывисто. Смотрел на меня доверчиво, словно ждал чуда…
- Арни… - очень тихо позвал он меня. – Мне послышалось или… ты меня братом назвал?
- Не послышалось... Ты мне и правда как брат... Разве не так?
И даже больше чем брат, подумал я, вспомнив некоторых родных братьев, вечно ссорящихся и соперничающих между собой.
- Я бы хотел, чтобы ты был моим братом, - горячо заговорил я. - Мы бы чаще тогда виделись... и вообще... Гирька, заклинаю тебя, перестань себя ругать! Ты ни в чем не виноват! Слышишь?!
Рыжий улыбнулся растерянно и беззащитно.
- Слышу… я даже… почти верю. Арни, спасибо тебе! – в голосе его, слабом и тихом, прозвенела яркая радость. – Это так здорово – то, что ты сказал! Когда мы выкарабкаемся, и у меня будет бумага… и кисти… я хочу тебя нарисовать. Ни разу не пробовал…
- Может, лучше рыб? - улыбнулся я. - Они красивее! И вообще, что значит "почти"?! Ты мне просто верь, без "почти"... Ты же спас меня, рыжий! Никто бы не сделал этого лучше, чем ты... Пожалуйста, держись...
Я гладил листья, шепча одними губами, что они самые лучшие, самые полезные, что они просто обязаны помочь Гирьке, чтобы ему не было больно и всё зажило... Я не старался вспомнить заклинания. Ведь говорят, что если очень хочешь, то любые слова дойдут до тонкого мира - и помогут!

2015-09-16 в 09:27 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
И они все-таки сработали. Правда, не так, как я думал, но тоже неплохо. Просто они помогли мне немного успокоиться, и пара нужных заклинаний сама пришла в голову. И я даже умудрился сделать все правильно!
Гирька взглянул на меня с восхищенным уважением – видимо, обезболивающее заклятье заработало сразу же. Оставалось только надеяться, что и с противовоспалительным дело обстояло не хуже. Впору гордиться собственными достижениями.
Жаль, не до гордости мне… Магия – вещь, конечно, замечательная, но обессиливает ужасно! А если учесть то, что этих самых сил у меня и так не закрома… эх! Ноги сделались тряпочными, руки мелко дрожали, голова кружилась немилосердно… Да ладно б это – все равно надо немного посидеть, Гирька не может сейчас идти… Но ведь он же видит! Видит, что мне плохо!
Вон, в глазах тревога уже плещется… на лице – беспокойство, постепенно переходящее в ужас… Рыжий приподнимается на локте:
- Арни! Тебе плохо, да?!

2015-09-16 в 16:46 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Да нет! Лежи! – велел я, тяжело плюхаясь на землю рядом с рыжим. Сидеть всё же было легче, чем стоять. – Просто устал, понимаешь... Сейчас посидим, отдохнем с тобой – и отправимся дальше. Да успокойся, Гирь! У меня же вообще никаких серьезных ран нету... Что мне сделается? Ты вот скажи: ты можешь определить... ну, чтобы вода была рядом? Ручеек какой-нибудь...
- Могу, - ответил Рыжий. – Он вон там… куда мы и шли. Чуть-чуть пройти еще осталось…
Он помолчал, потом вздохнул:
- Помнишь, как мы собирались в Фирдзе? Купили с собой бинтов… и еще чего-то, у травника… Еще думали, что вдруг поможем кому-нибудь… Я тогда столько бумаги с собой взял, и карандашей, и красок… дурак. И сказал, что с нами ничего не случится. Сам же и накликал…
- Почему это "дурак"?! Я вон тоже много чего взял с собой – и нужного и ненужного... А твои краски... Знаешь, рыжий... почему-то именно о них мне было тяжелее всего думать. Вспоминать, как ты их выбирал... и как они валялись на земле...
Я сжал его руку.
- Гирька, какое же счастье, что ты живой! Как же я плакал по тебе, ревел, как девчонка... Ты просто обязан скорей поправиться! И хватит уже винить себя во всем. Накликал он. Не верю я, что можно так накликать. Ты в войне Двух Братьев, может, тоже виноват?
Гирька грустно улыбнулся:
- Это вряд ли… хотя родись я в то время – может, и драться бы умел. А если бы я умел драться, может, я бы смог тебя защитить…
- Это я должен тебя защищать! Это ведь я – старший брат, - улыбнулся я Гирьке. Голова перестала кружиться, и это было хорошо! Вот только пить хотелось невыносимо... - Ты прав в одном: нам надо учиться драться как следует. Обоим.
Рыжий согласно угукнул и прикрыл глаза. Дыхание его замедлилось, но сделалось каким-то тяжелым и натужным. Потом он снова открыл глаза и со стоном приподнялся:
- Арни… надо идти… к воде. Пить хочется… Арни… а твои раны как же? Их ведь тоже надо… я вот отдохну, ты мне листьев дашь, и я тебе там все сделаю… а то как же ты?

2015-09-16 в 21:15 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Конечно, сделаешь, - успокаивающе проговорил я, умолчав, что я использовал все листочки - их и было-то немного. Но зато я примотал их не только к ране, но и вокруг нее. - Только у меня ж там нет глубоких ран. И так заживет...
Наверное, у меня совести меньше, чем у Гирьки! У него даже кровь не останавливалась... а мне, видать, всё нипочем... а ведь я думал, что потерял его, что втравил в это путешествие...
- Если бы оно на тебе заживало, то не кровило бы, я думаю, - нахмурился рыжий. – И вообще вид у них… не очень хороший. Ох, скорее бы найти это селение! И чтобы там лекарь был толковый! На тебя же смотреть страшно!
"Значит, кровит всё-таки", - усмехнулся я про себя. - "Не совсем я без совести..."
- Не беспокойся, - тепло сказал я. - Мне совсем и не больно...
А это и вправду было так... Ну почти. Мне просто было очень жарко. И спина, бока горели чуть больше всего остального... Главное было - не прикасаться... Не думать...
- А как ты думал меня нарисовать? - спросил я, чтобы поменять тему. А ещё мне и вправду было интересно. Тем более мне льстило желание Гирьки... Как-то раньше я и не задумывался над этим, а теперь - мне ОЧЕНЬ хотелось, чтобы появился мой портрет! Хоть какой-нибудь!
- Карандашом, в пол-оборота и растрепанным, - с готовностью отозвался рыжий и мечтательно улыбнулся. – Не уверен, правда, что выйдет что-то из этой затеи. Но я все равно попробую.

2015-09-17 в 01:50 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Интересно, почему растрепанным? - заинтересовался я. - Мне так больше идет, или это моя истинная суть? Наверное, второе...
Я с удовлетворением посмотрел на рыжего. Повязка была почти аккуратной! И листочки, кажется, не съехали...
Я погладил Гирьку по руке, только сейчас вспомнив, что лекари слушают, как бьется сердце... а КАК оно должно биться?! Я и не знаю толком... Со своим сравнивать? Но кто сказал, что у меня бьется так, как надо? У меня же жар...
И тут пришла простая и грустная мысль. Если у меня жар, то Гирькина рука должна казаться мне прохладной. А я этого не чувствовал... Ох ты ж гуфрова задница! Неужели и у него - тоже?!
- Как ты? - спросил я виновато. - Наверное, пить хочешь?

2015-09-17 в 19:31 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Да… А ты? – он с трудом сел и принялся неуклюже отряхиваться от листьев и земли. – Ты можешь идти? Или голова кружится, да? Хочешь, я схожу воды наберу? Тебе же тоже пить надо… ты – горячий…
Гирька коснулся меня, словно желая убедиться, что я – горячий. Пальцы у него, в отличие от всего остального, были ледяными и едва заметно дрожали.
- Тебе холодно? – вскинулся я. – Сиди. Не двигайся, пожалуйста! Я так старался... ты хочешь испортить мою работу?
- Не хочу, Арни, - Гирька явно был тронут и растерянно улыбался мне, уже не пытаясь встать. – Но вода же все равно нужна… верно? Нам надо до нее дойти – может быть, там найдем место, где отдохнуть… И… мы же все равно не можем сидеть тут весь день – так что идти придется. А повязку ты здорово сделал, я же вижу! Она не свалится.

2015-09-17 в 22:33 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Он был полон решимости идти.
А я... я знал, конечно, что идти надо, что вода сама к нам не придет - но тело просило неподвижности. Просто-таки умоляло и плакало. Даже те места, по которым вроде кнутом и не били... (или я забыл?) - они жаловались тоже.
Наконец рыжий, кривясь и стискивая зубы (и трогательно стараясь это скрыть) стал подниматься с земли. А я, конечно, стал ему помогать.
Кое-как мы встали, постанывая и замаскировывая стоны кто кашлем, кто ругательствами. Я - ругался. Хотя даже не знаю, кого я ругал. Даже не разбойников, пожалуй, а так - собственную слабость, и землю, такую неровную, и сучки острые. Очень мерзко было, когда они попадали по спине...
Нужно было ещё взять рыбу - не зря же рыжий старался из последних сил?! - и ковшик. Остальное-то я кое-как увязал в пояс. Так хотелось пить, что даже мысль об орехах нам обоим в голову не пришла. Так и плелись мы - я с ковшиком, Гирька с куканом, на котором висела рыба и раки...
Лес не помогал... а может быть, я просто уже не чувствовал помощи? Один раз под ноги попалось что-то вроде тропинки, мы уже обрадовались было - но спустя короткое время тропка исчезла, растворившись в высокой траве.

2015-09-17 в 23:42 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Вскоре я убедился, что Гирька ведет нас прямо к воде. Тихое монотонное журчание яснее ясного говорило мне, что впереди ручеек, да и воздух заметно повлажнел – наверное, берега топкие…
Рыжий посмотрел на меня, улыбнулся как-то вяло и странно… Лицо у него очень побледнело, и глаза, казалось, выцвели…
- Арни… подожди, - тихо сказал он, останавливаясь. – Подожди… мне что-то… Кружится все… Я… сейчас…
Он протянул руку, чтобы ухватиться за дерево, но промахнулся. Ладонь скользнула по стволу, колени его подкосились, и я едва успел поймать рыжика, чтобы он не разбил себе голову о камень.

2015-09-18 в 00:47 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Гирька! - вскрикнул я.
Но мой друг был без сознания.
- Гирька... Рыженький...
Так близко от вожделенной воды! Бедный выдренок, не помогли ему мои старания - да и много ли я умею? Глубокая рана, воспаленная... Лежать ему надо было! В удобной постели. Пить всякие полезные отвары, да и просто воду, обычную ключевую воду, она при кровопотере нужна... кажется. Мне бы тоже не повредило, наверное, попить...
Гирька...
Что же делать?
В следующее мгновение я даже ударил кулаком по тупой своей голове.
Бери и тащи, дурак! Он же стройнее и ниже, Гирька... В конце концов, я эйл или человек бессильный? Подумаешь, жар! Руки целы, ноги целы, а я тут сопли жую... дитя бессмысленное.
Я убрал прядь волос у Гирьки со лба, попытался понять, есть ли у него жар... Показалось, что есть, хотя вроде бы не очень сильный. Но, возможно, мне просто хотелось бы, чтобы не сильный!
Его рыбку и найденный нами ковшик я положил на камень, чтобы издали было видно. Я за ними вернусь!
И я осторожно, как ребенка, поднял рыжика на руки. Самое трудное было - поднять и одновременно выпрямиться самому; ноги сводило, а руки тряслись, сволочи... А потом стало гораздо легче.
И я пошел на звук ручейка.
Голова друга лежала у меня на плече, и от волос Гирьки пахло прибрежной травой и почему-то кувшинками.
Рыжий молчал и только иногда еле слышно, жалобно постанывал. Потом мне показалось, что он очнулся и что-то шепчет мне - но нет. Он по-прежнему был без памяти. Но я стал говорить с ним, - наверное, мне самому так было легче...
Я говорил, что он самый лучший из друзей, что я так рад, что встретил его - совершенно случайно - однажды у знакомых, что я горжусь дружбой с ним, что он очень талантлив, даже сам не представляет, насколько! Что если он нарисует когда-нибудь меня, то этот рисунок будет висеть в моей комнате, на почетном месте, и я сам изготовлю к нему раму... или закажу настоящему мастеру по рамам, у него лучше получится...
И что надо только немного потерпеть - и тогда всё-всё будет хорошо, он поправится, а вот сейчас мы придем к ручейку, и попьем водички, и отдохнем, а потом сварим рыбу...
Ручеек... Он журчал и журчал - но не приближался. Спотыкаясь, я брел, прижав к себе рыжего. Ещё один шаг, и ещё...
Да полно - где же ручей?!
Я вспомнил рассказы про пустыню - там, говорили мне, бывают миражи: идешь по песку, бескрайнему, горячему, и воздух дрожит, наверное, как над костром... вот и сейчас воздух словно струится... идешь по пустыне, а видятся тебе вдали зеленые деревья, или поля, или вовсе озеро с прохладной водой... Неужели и тут, в лесу, могут быть миражи, и журчание ручейка мне чудится?! Мне ведь тоже жарко, почти как в пустыне, наверное... но ведь Гирька тоже говорил про ручеек, а он Выдра и должен чувствовать воду, он не мог ошибиться...
Ещё несколько шагов... В ушах шумело. Но журчание воды не ушло. Я упрямо брел, стараясь не сбиться с направления...
И когда уже я почти уверился в том, что слух меня всё-таки обманывает - под ногами хлюпнуло.
Ручеек, или узенькая речушка, прятался за высоким камышом. И вот уже я стою по колено в холодной воде - только не поскользнуться на камнях!
Два небольших шага - ширина речки... но противоположный ее берег более высок, и там - заросшая травой полянка. Как по команде, из-за облаков выглянуло солнышко, осветив цветы на поляне, листву на деревьях... Я дошел.
Опустился на колени и осторожно положил Гирьку на землю... Вырвал несколько пучков травы, клочок мха - такая вот немудреная подушка, прости, рыжий... Я сейчас вернусь.
Я почти не помнил, как ходил за ковшиком и рыбой. В какой-то момент я осознал, что стою и держусь за дерево, а глаза мои закрыты. Нельзя! Нельзя терять контроль. Ведь если не я - то кто? Кто поможет Гирьке?!
И всё равно я чуть не потерял приметный камень, чуть не ушел в сторону - спасло лишь чувство направления, присущее Барсам, спасибо моей крови! Обратный путь был уже легче, и только речка показалась мне сейчас обжигающе холодной, куда холоднее, чем в первый раз.
Вдруг я понял, что не попил! Как же я мог забыть?! Снова и снова, положив свою добычу возле Гирьки, я набирал воду в ладони и пил, пил...
Намочил рыжему лоб, но вливать воду в рот не рискнул. Он же без сознания - а вдруг захлебнется?!
Мне нужно развести костер, наверное. Приготовить рыбную похлебку в ковшике. Но как же его устроить? Надо принести хоть пару камней, и поставить ковшик на камни. Так, чтобы костерок можно было развести под ковшиком - так было бы лучше всего... Два больших плоских камня...
Я даже нашел их. Не совсем плоские, но подходящие. Их нужно было выворотить со дна ручья. Один поддался легко, и я кинул его на берег, а второй почему-то не поддавался. Изо всех сил я ухватился за него... и перестал видеть. Одни пульсирующие багровые пятна, и звон, звон кругом, тихий и неприятный...
Последнее, что я запомнил - это как я валюсь на бок на самом краю бережка. Ноги мои так и остались в воде, а тело упало в траву. Если бы ещё не камень! Но камень попал под спину, и от резкой боли, мне показалось, меня всего охватил ослепительный свет.
А потом всё погасло...

   

Дешан

главная