Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:32 

Дорога и плен

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Ехали мы в тишине. Гирька удрученно сидел у окошка и ничего не рисовал. Только поглядывал на меня – чем дальше, тем виноватее. И молчал. Я тоже молчал. Не то чтобы я действительно был так уж на него сердит, но… разговаривать не хотелось. Ни с кем. Поэтому ни он, ни я не особо обращали внимания на окружающую нас действительность.
Помню, было две остановки, коротких – ноги размять да в кусты прогуляться. Кажется, возница наш был чем-то обеспокоен и гнал лошадей дольше и быстрее, чем раньше.
Один раз рыжий попытался со мной заговорить, робко спросив, не хочу ли я сушеной рыбки. Я отказался. Гирька сник окончательно, и я подумал, что надо будет в следующую нашу ночевку посмотреть его рисунки и поговорить о рыбах… Ну не ссориться же мне с ним, в конце концов… Просто сейчас вот разговаривать ну совсем не в радость.
Уже давно прошло время обеда, а мы так нигде и не остановились. Наверное, будет только ужин… Я уже даже подумал, что зря отказался от рыбы, предложенной Гирькой, когда снаружи раздались какие-то невнятные крики, и вообще стало шумно и суматошно. Тропанилла рванула вперед, крики чуть-чуть поотстали, но тут вдруг впереди что-то прогромыхало, истошно завизжала раненая лошадь, и тропанилла с грохотом опрокинулась. Причем как раз на ту сторону, у которой сидели мы с рыжим.

Комментарии
2015-08-30 в 15:15 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Было больно. Очень больно! В первый момент мне показалось, что у меня сломана рука. Она неловко вывернулась, и я сам же на нее и упал сверху... И по башке досталось чем-то. Наверное, чьим-нибудь баулом. В нем что, железные чушки перевозили?! Вся левая половина головы пульсировала от боли...
Но Гирька! Он же подо мной! Как он там, бедолага?!
Я закопошился, сам себе напоминая упавшего на спину жука. Сбросил ко всем гуфрам лежащую на мне поклажу и чье-то увесистое бедро, пытаясь отползти в сторону. Правая рука, к счастью, всё-таки действовала кое-как и сгибалась, значит, не перелом... Всё-таки у эйлов крепкие кости...
- Гирь! Гирька! Как ты там? - позвал я. В полумраке - окна-то в тропанилле небольшие, - я пытался разглядеть друга, но он лежал лицом вниз. - Гирь, выдренок... ну отвечай же...

2015-08-30 в 16:18 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Рыжий не откликнулся, даже не шевельнулся. Похоже, его приложило куда сильнее, чем меня. Бедняга... Он ведь и вообще помельче меня, лучше бы уж я там оказался бы внизу... вон... ничего мне не сделалось... вроде бы...
- Гирь, как ты? - я тормошил его за плечо, пытаясь перевернуть лицом вверх. Но это было трудно.
Кругом слышались стоны, кряхтенье, тихий чей-то скулеж, испуганный плач… короткий вскрик кого-то с задних сидений – наверное, перелом… И в следующий миг – душераздирающий женский визг. Тоже сзади… Ну и попали мы... А кому-то ещё хуже. Интересно, я смогу как-то помочь? Но как же Гирька!!!
Я уже почти его поднял, ругаясь вполголоса так, что мама моя тут же бы мне оплеуху отвесила, наверное... если бы в обморок не упала, - и тут двери тропаниллы, сейчас оказавшиеся сверху, распахнулись. Грубый мужской голос рявкнул откуда-то с неба:
- Выходите, все! быстро! Кто не выйдет, сожжем к гуфровым бесам вместе с тропаниллой!

2015-08-30 в 18:19 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Да чтоб вашу... тетушку оццуть во все дыры!
А я ведь надеялся, что это дерево упало поперек дороги... что это просто несчастный случай... А оно вон как!
Говорили же, что на дороге бывает всякое. Но ведь всегда думаешь, что это где-то ещё, что это не с тобой, что с тобой такого произойти не может...
Выходить, значит? Можно подумать, я собирался тут поселиться, в опрокинутой тропанилле, на всю жизнь! Да вот только снаружи как бы хуже не было.
Послышались стоны и вскрики - грабители вытаскивали через дверь тех, кто кое-как продвигался к выходу. Наконец в тропанилле остались только мы с Гирькой и мужик с женщиной, сидевшие сзади. Он лежал без движения, а возле головы уже образовалась кровавая лужа... Судя по всему, с ним было уже все кончено. Как просто и страшно! Был... вот только что ехал с нами, и - всё... нету... Тетка вцепилась в его плечо и тихо, страшно подвывала.
- Почтенная, - я протянул ей руку, - вставайте, я вам помогу... Надо выйти, а то эти ублюдки и вправду тут все подожгут. Ему не поможешь уже...
Только бы она перестала выть! Мне уже хотелось ударить ее, зарычать или начать выть самому...
Тут из открытой двери кареты по нам ударил луч света и осветил Гирьку. Я отдернул руку от женщины (тем более она и не прореагировала никак!) и всмотрелся в рыжего. Боги-Покровители! Лицо залито кровью, и на волосах кровь... На виске рана, кажется... Неужели он... тоже?! Гирька! Прости меня! Зачем я потащил тебя с собой?! Бедный мой художник...
На мгновение я забыл и о женщине с ее погибшим мужем, и о бандитах тоже... Кажется, у меня брызнули слезы. Я пытался полами одежды стереть кровь с Гирькиной головы и одновременно послушать, дышит ли он... Через несколько ударов сердца я вспомнил, как нам говорили на уроке, что слушать надо не прижимая ухо к сердцу (тем более, если больной в куртке!), а приложить пальцы к шее. Я приложил... сверху что-то орали. Но мне было похрен. Потому что я услышал... кажется... ровные удары пульса! Хвала всем богам. И человеческим тоже. По сравнению с этим потеря любых денег и вещей - полная ерунда.

2015-08-30 в 18:54 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Тем временем воющую тетку кто-то уже вытащил наверх, и в тропаниллу спрыгнул вооруженный мужик, лицо которого было закрыто полосатой тряпицей.
- Ты, блондинчик… выбирайся давай отсюда!
- Я выйду, - сказал я, стараясь быть спокойным и даже вежливым. Глупо было бы сейчас изображать разгневанного эйла и показывать, насколько я хочу вцепиться этому типу в глотку... Эх, был бы он один! Но я даже не знаю, сколько их...
- Куда же я денусь... Но я должен вынести моего друга. Он ранен. А потом берите у нас что хотите.

2015-08-30 в 19:33 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Куда же я денусь... Но я должен вынести моего друга. Он ранен. А потом берите у нас что хотите.
- Ну конечно, парень! – усмехнулся мой собеседник. – Раз должен, то выноси… А уж мы возьмем… что хотим, да.
Помощи от него не было никакой, но хотя бы не мешал. Я с большим трудом поднял Гирьку на руки и потащил к выходу. Я не представлял себе, как подниму его наверх. Но тут мне навстречу протянулись чьи-то руки, и кто-то буркнул:
- Давай…
Ничего не оставалось, кроме как подтолкнуть рыжего вверх, чтобы невидимый мной помощник вцепился в гирькину куртку и потянул на себя. Вдвоем мы вытащили Гирьку из тропаниллы, мне тоже помогли выбраться наружу. Я даже чуть было не сказал спасибо тому, кто мне помогал. Помешали слова того, кто первым приказал нам выходить.
- Связать их, живо.

2015-08-30 в 19:59 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- А его-то зачем связывать?! - не выдержал я. - Он же вообще без сознания! И... его надо перевязать! Можно, я его перевяжу... а потом связывайте...
Если бы их было двое! Трое... да мне, наверное, и троих бы много... С троими бы дядя Кэс справился шутя. Или почти шутя.
Но этих ублюдков был целый десяток.

2015-08-30 в 20:55 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Заткнись, - равнодушно бросил мне их главный. – Где Баппирт, гуфр его заешь?!
- Бап помер, - крикнул тот, кто забрался в тропаниллу. – Разбил себе тыковку…
- Плохо, - буркнул главный.
Он посмотрел, как мне связывают за спиной руки, потом перевел взгляд на Гирьку, с которым сделали то же самое.
- Очень плохо. Но эйлы у нас. Бап сказал, который из них нам нужен?
- Неа…
- Забираем обоих, значит. Зверь, бери троих, потрошите телегу. Гусак, сгони стадо к лужайке, потрясите их там. Если будут рыпаться, натыкайте перышками. Баб не трогать.
- А эйлы?
- А они прогуляются с нами. Не тут же их… расспрашивать.

2015-08-30 в 21:48 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Расспрашивать?!
Я ничего не понимал... По моим представлениям, эти люди должны были выпотрошить наши вещи - да и свалить с ними, оставив нас без ничего и раздетыми... ну или почти раздетыми... А тут что-то другое... Или я просто совсем неопытный по части ограблений?!
Я с отчаянием наблюдал, как бесчувственного Гирьку привязали к лошади, которую сноровисто выпрягли из тропаниллы. Злосчастных наших попутчиков, стонущих и просящих "пощадите! вот мои деньги, заберите! я ничего не скажу! осторожнее, у меня нога вывихнута!" - повели куда-то. И не сразу в голову пришла нехорошая мысль: как это они быстро определили, что мы - эйлы? Одеты мы были довольно скромно, хорошо одеты, по людским меркам, но ничего такого особенного, разве что клановая заколка в волосах - но она небольшая, а у Гирьки ее и вовсе сегодня не было... кажется... Или она потерялась, когда нашу тропаниллу швырнуло набок?
Что бы я только не отдал за то, чтобы вернуться во вчерашний день! А ведь Нэйлин почти предложила, чтобы мы вместе с ней поехали обратно в Долину... Сейчас сидели бы мы рядом в тропанилле и говорили о Соколах, об отце Нэйлин, о лошадях... о рыбках... Бедный мой друг!
Ведь это я сманил его. Гирька всегда быстро загорался от моих идей и порою продолжал гореть ещё тогда, когда я сам уже успевал остыть... Ну зачем, зачем мы поехали в неизвестность?! Приключений захотелось, ага... Лучше бы попросились к дяде Кэсу в помощники, у него же целая сеть представительств в разных городах... Авось отпустили бы родители... А ещё лучше - подготовились бы как следует, хотя бы годик-другой позанимались фехтованием с учителем... правда, тогда я не встретил бы Нэйлин... Но и сейчас от этой встречи остались лишь горечь и стыд.
Грабители выкинули из тропаниллы все пожитки, среди которых я с болью заметил Гирькин баул с красками, бумагой и прочим. С какой радостью он покупал всё это, как ждал возможности нарисовать что-то новое! Какие-то флакончики высыпались на землю, разбойник наступил на один из них ногой...
Все эти вещи, собранные с любовью и каким-то наивным предвкушением счастья... Краски, кисточки, бумага - все полетело на землю... Я неожиданно для самого себя застонал - потому что простая мысль, что всё это Гирьке уже не понадобится, была невыносимой. Только бы он выжил! Только бы рана на голове не оказалась серьезной! Только бы...
Рассыпанные Гирькины вещи мне видеть было гораздо страшнее, чем погибшего мужика с разбитой головой. Гирька, что же будет? Как же так? За что?

2015-08-30 в 23:11 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я хотел запомнить дорогу от тропаниллы, рядом с которой сиротливо лежали Гирькины вещи. А вдруг потом... всё-таки удастся вернуться... "Расспросят" да и всё... Что с нас взять?!
Но не тут-то было. Мне на голову накинули плотный мешок и повели, подталкивая в спину. Единственное, что я понял, это то, что ведут нас по лесу. Правее и чуть сзади от меня шла лошадь с навьюченным Гирькой. Несколько раз споткнувшись о корни деревьев, я умудрился таки не упасть, только тихо ругался сквозь зубы. Ругаться громче не дали, ткнув для пущей доходчивости копьем в спину. Потом в какой-то момент со стороны лошади раздался слабый стон.
- О, рыжий пришел в себя! – насмешливо прокомментировал главный. – Отлично.
- Гирька! – тихонько позвал я из-под этого мерзкого мешка. – Ты как? Я здесь, рядом...
- Арни? – застонал рыжик уже погромче. И тут же вскрикнул от короткого удара. Следующий удар получил уже я, по спине. Больно!
- Заткнулись, оба! Топай давай, блондинчик, не отвлекайся…
Я топал… Гирька больше не стонал и вообще затих, явно не понимая, что происходит – ведь сознание он потерял до того, как появились эти… разбойники. Раненого бить! За что?! Твари вонючие...
Потянуло сыростью, под ногами сделалось вязко, а потом и похлюпывать стало. Болото? Просто заболоченный берег реки? Река тут ведь не очень далеко вроде бы…
Потом, впрочем, стало посуше и потверже, однако я уже слышал шум воды откуда-то слева. Река, значит… журчит… Все ближе и ближе.
А потом мы остановились. С меня сдернули мешок, и я увидел довольно укромную полянку на берегу речной заводи. Илистая темная вода, заросли осоки и водяного лука, кучки плавника… Огромные старые ивы полоскали свои ветви в туче мохнатых водорослей…
Я оглянулся. Гирьку снимали с лошади и сдергивали с головы точно такой же мешок, какой был на мне. Кровь запеклась на виске, испачкала ему скулу и щеку, затекла по шее за воротник. Но был он несомненно живой и вроде даже вполне подвижный. Если бы не веревки…

2015-08-30 в 23:40 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
А если... вот рвануться сейчас, и побежать изо всех сил, куда глаза глядят?!
Я не владел ускорением... Может, и смог бы... но не слишком старался. Иногда мне казалось - вот оно! - но учитель каждый раз меня разочаровывал: "это быстро, но недостаточно..." Ну и я... плюнул на это дело... Вот бы теперь!.. Но... ведь и Гирька так же, как и я - не владеет... Кажется, он и не особенно рвался. Зачем это - художнику? И вправду незачем.
Да и сможет ли он бежать сейчас быстрее людей, не споткнувшись, по лесу через корни и бурелом, раненый? А вдруг у него, кроме раны на голове, есть ещё какие-то раны? Я не побегу один. Нет. Я и сам-то не уверен, что оторвался бы... а у них ещё и лошадь.
Я оглядывался кругом - а в душу заползало холодное такое отчаяние. Безнадежность. И ещё гадкий такой привкус панического ужаса: "Боги, за что? Это вправду? За что так с нами?! Неужели?"
Никогда ещё в жизни меня не били - разве что на спаррингах, не принуждали делать что-то против воли... Детские обиды не в счет.

2015-08-30 в 23:50 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Рыжик растерянно оглядывался вокруг, щурясь от боли и света. Посмотрел на меня с детским недоумением и уже хотел разразиться целым букетом вопросов, когда главный налетчик подошел к нему и, схватив за подбородок, покрутил туда-сюда.
- Мда… Ты – Хеверро, мальчик?
- Н-нет, - рыжий удивленно вытаращил свои зеленые глазищи и кивнул в мою сторону. – Это Арни – эйл-Хеверро… а я эйл-Тэррга…
Разбойник презрительно рассмеялся и повернулся ко мне.
- Это так, блондинчик? Не врет твой приятель, а?

2015-08-30 в 23:53 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Нет, не врет! - сказал я с вызовом. - Он... не имеет такой привычки! А откуда вам, собственно, известно мое имя?
За нами отправили погоню? Родители? Бред. Они бы не наняли таких головорезов... Но тогда что?!

2015-08-31 в 00:47 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Это не важно пока. Кстати, соврать может любой – особенно в таких обстоятельствах. Вдруг ему страшно быть Хеверро? Впрочем, он молодец, быстро тебя сдал, даже кочевряжиться не стал. Боишься нас, да, рыжий? Умничка, хороший мальчик…
Гирька мертвенно побледнел и с нечленораздельным криком бросился на главаря, забыв, что у него связаны руки. Или вообще не обратив на это внимания…. На очень короткое мгновение я ощутил гордость и восхищение моим другом. Гирька никогда не был трусом! Никогда! И сейчас он кинулся, как… котенок на волка… Связанный…
Я рванулся ему навстречу, выдравшись из рук двоих бандитов, что держали меня сзади за плечи. Не то чтобы это было легко, но они, видно, просто не ожидали моего рывка.
Главарь уже, кажется, схватил рыжика за шею, не обращая внимания на его кулаки… и я наконец вспомнил – руки-то связаны, а ноги мне никто не связывал! И на них хорошие крепкие сапоги! С набойками!
Изо всей силы я ударил ногой главаря в колено – вроде ж слышал, что это болезненно, и можно ногу из строя вывести… Раздался хруст, разбойник выпустил шею моего друга… а в следующий момент меня треснули по затылку. Боль была резкой и какой-то… ослепительной. И я на какое-то время упал в темноту… Ненадолго. Когда я очнулся, то увидел перед глазами свежую зеленую траву, чьи-то сапоги, и услышал охрипший от боли голос главаря:
- Кончайте рыжего! Кусаться он еще вздумал, сопля с веснушками…
Я повернул голову и успел увидеть, как взлетело в замахе копье…
Снова гирькин крик, короткий, отчаянный… Громкий плеск, раздраженная ругань копейщика… удар… И тишина.
Потом я увидел, как копейщик деловито отряхивает оружие, а главарь с трудом поднимается на ноги, опираясь на одного из своих подельников.
- Порядок?
- Да… вон, кровищи сколько… Вот сомам радости сколько будет!
- Да где ты в верховьях сомов видел… нету их тут… Раки съедят разве…
- А мы – раков, - заржал кто-то позади.
- А мы – раков, - согласился главарь. – Поднимите нашего гостя. Благородному эйлу неудобно, поди, так лежать-то.

2015-08-31 в 01:20 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Меня подняли. Перед глазами плыло и качалось... Только... какая теперь разница? Гирьку убили...
Моего друга, самого доброго, светлого и отзывчивого эйла из всех, кого я знаю... Талантливого художника и преданную, честную душу... Будьте вы прокляты, люди... чтобы и в посмертии вы корчились в навозе, как всю вашу жизнь!
Прости меня, рыжик. Прости, пожалуйста... хотя бы ты прости... Я, ничего не знающий и не умеющий идиот, втравил тебя в беду. А ты кинулся меня защищать! Может, ещё и отпустили бы тебя, если б ты молчал и не напал на этого... на эту мразь...
Ты не нарисуешь больше ни одной рыбки... а я редко хвалил твои рисунки! Не улыбнешься мне... Прости, хотя бы там, за Порогом... ты простишь, а я не смогу... вина моя останется со мною и там.
Они и меня не оставят в живых, это я сейчас понял... Им нужен Хеверро, быть может, это какая-то месть дяде Кэсу - его боятся, а тут, надо же, член семьи... быть может, они думают, что я его сын и Кэссару-эйл-Хеверро можно причинить настоящую боль... Идиоты... Нет, дядя Кэс обо мне пожалеет, конечно... только вот... не родной я ему, и не привязан он ко мне ни разу. Маму жаль...
Страх куда-то исчез. Бояться было больше нечего... Когда и так всё известно.
Рыжик... светлого тебе посмертия, друг мой... Может, мы встретимся там? Хорошо бы...
- Твари, - сказал я с ненавистью, которой не испытывал никогда раньше. - Мерзкая, подлая, жалкая тварь, - обратился я к главарю, чувствуя, что горло перехватило и в голосе звучат слезы. Стесняться мне их, что ли? Я же не стесняюсь дождевых червей... От червей польза хотя бы. - Чтобы тебе и всему твоему роду не знать посмертия... кроме самых мерзких и стыдных мучений. Чтобы тебя... вонючие нищие поимели во все дыры, - вспомнил я услышанное как-то в Фирдзе, - а потом заставили сожрать собственные яйца! Я сказал, Покровители! - выкрикнул я в слабой надежде, что ОНИ слышат не только молитвы - но и проклятия!

2015-08-31 в 23:36 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Во шпарит! – с ехидным восхищением усмехнулся кто-то за моей спиной. – А с виду – такой приличный мальчик!
- Этот гуфров сын мне колено повредил, - с ноткой уважения и в то же время с ядовитой ненавистью выдохнул главарь. – Надо бы тебя за это поучить… приличный мальчик… Но времени нет. Так что поучим ночью, на стоянке. Как раз развлечение ребятам будет какое-никакое…
Развлекаться от тут собрался, песий выродок!
Мне не хотелось видеть их... морды. Только земля и трава были тут родными и честными. По этой траве ступал Гирька, ещё совсем недавно... Я даже отомстить за тебя не могу, рыжик! Боги-Покровители, помогите мне отомстить...
Голова кружилась, но оно понятно... Пройдет. Вот он, убийца... и этот тоже. Один приказал, второй убил...
- А вы и развлекаться не умеете, черви навозные, - сказал я почти с сожалением. Разве это люди? Это и не люди даже. - И радоваться не способны по-настоящему. И счастливыми быть!
На миг перехватило дыхание: я вспомнил радостный взгляд из-под рыжей челки...
- И никогда вам не видеть больше радости! - произнес я со всей силой убеждения и ненависти, на какие был способен.
У меня ещё ноги действуют, хоть руки и связаны. И зубы тоже. Может, если они отвлекутся, я сумею разорвать веревку?

2015-09-01 в 23:10 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Эх, мальчик, мальчик… Какой же ты еще все-таки сосунок! – вздохнул кто-то за моей спиной, чуть ли не с сочувствием.
- Жалеешь его, Сугроб? – неприятно ухмыльнулся главарь. – Он тебя вместе со всеми нами поносит тут срамными словами, а ты – жалеешь?
- Так ведь дите ж еще… - все тот же грустный вздох… - жизни не знает…
- Ничего. Узнает. Мешок на голову, и в дорогу. Заночуем у лодок.
Надо же... Жалеет тут кто-то... маленькая искра нормального человеческого чувства. Что же ты не пожалел Гирьку? За что вы его убили?! Нелюди... выродки...
Он ведь первый кинулся на разбойников... один, безоружный... Такой отчаянный и безоглядный поступок! Гирька... ты был смелее меня, наверное. А я... промедлил... может, надо было удержать тебя? И ты бы не погиб?!
Поздно. Всё - поздно. Прощай, рыжик, дорогой мой, друг мой единственный... Нет, всё-таки до свидания, я так надеюсь, что за Порогом я смогу тебя встретить!
По лицу текли слезы. Челюсти я сжал до боли, всё-таки унизительным казалось всхлипывать... Пока они не натянули на меня клятый этот мешок, я всё смотрел на последнее наше с Гирькой пристанище, на примятую траву и берег реки...

2015-09-02 в 03:10 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
А потом была дорога. Дорога в никуда. Потому что - ну а как сказать, если перед глазами темно?!
Меня за пояс привязали к одному из бандитов - вернее, он держал в руке веревку, и тащил меня за собой, как козу какую-то... Несколько раз я падал. Сперва случайно, а потом, видно, этим людям стало забавно, и время от времени они резко дергали веревку, чтобы я потерял равновесие... И гоготали.
Первые три раза я упал. Потом каким-то чудом вспомнил то, чему меня учили, и голова стала чуть меньше кружиться - от очередного рывка я хоть и пошатнулся, но выровнялся, быстро переступив, словно в танце... Это тоже вызвало смех, и в следующий раз веревку дернули не очень сильно, видно, чтобы я снова "затанцевал"... А меня охватила тяжелая черная ненависть и желание, чтобы всё это кончилось поскорей... В следующий раз я упал - почти нарочно. И не поднимался, сколько они не дергали, повисая на веревке.

2015-09-02 в 22:24 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Да что тут у вас?! – это главарь подошел поближе, чтобы выяснить, отчего произошла заминка.
- Не встает, вишь…
- Нашел, чем гордиться, - загоготал главный.
Остальные тоже довольно захрюкали, заставив незадачливого мужика торопливо и сконфуженно поправиться:
- Да я ж про этого! Вон, упал и валяется!
Я действительно валялся. Чуть ли не с наслаждением. Ну а что? Если я ничего не могу, кроме этого… пусть хоть так…
Главный пнул меня в бок, заставив скорчиться от боли.
- Эй, Хеверро, хватит морочить нам головы. Вставай давай, иначе так и поволочем…
А вот интересно, как вы собираетесь это делать? Ещё помогать вам?! Да пошли вы... туда, куда ходят в одиночку... некими частями тела...
Я чуть сжался, защищая лицо и живот, и продолжал лежать. Глупо, да... Толку от моего протеста не было никакого... Но повиноваться мне хотелось ещё меньше, чем вот так игнорировать их требования.

2015-09-02 в 22:37 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Значит, нет? Тащите его так, мужики… глядишь, образумится.
Мужики заворчали – никому особо не хотелось тащить меня по земле как мешок. Но послушались и потащили.
Не знаю, как им, а мне не понравилось! Очень больно! Я отбил себе все, что можно, о встречные деревья, а камни и корни, казалось, специально сползлись со всего леса, чтобы иметь возможность содрать с меня шкуру.
А потом тот, кого главарь назвал Сугробом, проворчал:
- Не, ну так не пойдет! Давайте я его понесу просто…
- С чего бы?! – голос главаря раздраженный и злой.
- Чтобы быстрее. Темнеет уже, а эдак мы еще долго топать будем…
- Хм… лады, бери. И впрямь быстрее выйдет.
Сильные руки подняли меня с земли, и вот я уже мерно покачиваюсь на могучем сугробьем плече.

2015-09-02 в 23:05 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Можно было бы и тут, наверное, подергаться, но мне почему-то не захотелось доставлять проблемы единственному из них, у кого остались ещё какие-то нормальные чувства...
А вообще - я не понимал, чего они тянут, и что им вообще надо?!
Почему меня не убили там же, как бедного рыжика? Какой им от меня толк?
Одно я решил твердо - то, что они хотят, они не получат. Хоть так я сквитаюсь за друга...
Потом пришла ещё одна мысль, такая простая и логичная, что странно мне стало, что не пришла она раньше. Если они хотят меня убить - то зачем тащить куда-то? Не понимал я ничего. Даже горе мое и вина от равномерной тряски при ходьбе не то чтобы притупились - а иногда всё казалось ненатуральным... Дурной сон такой... В этом сне всё тело болит, горят ссадины на лбу и плечах, ноет бок, куда пришелся удар... Эта боль оттягивала мою вину, приглушала немного... как будто была наказанием. Да пусть бы меня избили до потери сознания! Но Гирьку этим не вернешь...
Слез уже не было, глаза были сухи, только в груди ныла холодная, тошнотная боль, как будто я глотнул целую миску яда... И этот яд так и плескался внутри. Но эта боль была не физической... почти не физической. Это было осознание того, что ничего уже не вернуть... Всё - наши с Гирькой разговоры и планы, его чудесные рисунки, тихая какая-то улыбка... не вернуть... не исправить... никогда...

2015-09-03 в 00:27 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Дальнейшее свое «путешествие» я помню довольно смутно. Да и было бы что помнить… ничего же не видно, слух тоже мало что дает – грубые шуточки, переругивания и прочая болтовня моих пленителей заглушают звуки леса и реки.
Пару раз слышен был плеск, словно рыба хвостом по воде ударила… Так я понял, что от реки мы не ушли, она по-прежнему рядом. Впрочем, главарь же сказал, что ночевать будем у лодок… значит, на берегу. Вряд ли эти их лодки валяются глубоко в лесу, верно?
Мы шли, и шли… и пришли, в конце концов. Правда, полянка оказалась уже занята. Кто-то там уже был, причем довольно громогласный. Я даже невольно подумал, что вдруг этот кто-то сможет мне помочь? Вдруг это лесорубы какие-нибудь, которые сейчас всех этих разбойничков порубят в щепу? Потом, правда, мне пришло в голову, что разбойнички и сами могут кого хочешь… в щепу-то… А потом я услышал, как главарь весело поприветствовал этих «лесорубов», и смутная надежда умерла. Это были свои. Ну, для разбойников свои.
- Слышь, Сняголов, а чёй-то вы так долго? Мы вон и то раньше вас дошли…
- У вас, Зверюга, барахлишо только было, а наш трофейчик – с норовом. От того и долгонько вышло… Много набрали-то?
- Да так… барахло оно и есть барахло… хотя и цацки нашлись, у баб особенно… И серебришка чутка состригли. Все наше же, верно? Насупа вроде говорил, что им только эйл потребен, все остальное мы себе оставляем…
- Да, верно. Эйла он получит. Вот дойдем до места, и можно будет весточку пустить. Эх, плохо, что Баппирта нет больше. Вот уж у кого складные голубки выходили! И ответки он ловил на раз… Как теперь связь держать, а?
- Да ладно, Насупа что-нибудь придумает. Авось Бап не единственный, кто голубков пускать умеет.
Все это я слушал, стоя на коленях у дерева. Меня привязали лицом к стволу, и это оказалось очень унизительно и утомительно. Ни сесть толком, ни лечь… разве что лбом в кору упереться. При этом мешок почему-то так и не сняли. Это тревожило меня сильнее, чем я думал… Да еще их намерения поразвлечься со мной ночью… Вот что он имел в виду, этот мерзавец? А?
За моей спиной трещал костер, уже вовсю разносились запахи чего-то съестного, кто-то увлеченно булькал бурдюком… А мы ведь так и не обедали сегодня, грустно напомнил мне мой желудок.

2015-09-03 в 00:53 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Не обедали... А ведь Гирька предлагал мне рыбу!
Эта мелочь, уже не имеющая значения, почему-то снова выжала слезы из глаз. Ну почему я отказался? Переживал за расставание с девушкой, видите ли... Сам виноват, Гирька ведь ничего не присочинил!
Рыжик... Ты так и погиб, думая, что виноват передо мной, наверное... Я помню виноватый его взгляд. Самонадеянный я придурок!
Так стало горько, словно если бы я тогда покушал с другом его любимой рыбы, всё теперь было бы иначе. А ведь и он не поел тоже... бедняга... из солидарности...
Горло сдавило, я глотал соленые слезы и был противен сам себе до невероятия.

2015-09-03 в 01:05 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Хорошо, что на меня не обращали внимания. Еще лучше было бы, если бы и вовсе забыли. Но такой удачи мне не досталось.
Главарь – который Сняголов (вот ведь прозвище!) – явно утолил голод и пришел в веселое расположение духа. Выразилось это в том, что он напомнил своим дружкам, что я сегодня на него напал, и что такое поведение заслуживает некоторого наказания. Ну и предложил повеселиться за мой счет.
С моей головы сняли наконец-то надоевший мне мешок. Кто-то со смехом несильно толкнул меня в спину, заставив изрядно стукнуться лбом о дерево.
А потом стали развязывать. Тело всё занемело... Я с трудом встал - ноги чуть не подкосились, руки я тоже почти не ощущал.
- Посадите его на поводок, ребята, - ухмыльнулся Сняголов, деловито разматывая в руках кнут.
И меня тут же снова привязали к дереву уже за шею. Как собачонку. И так же, как у собачонки, веревка позволяла чуть-чуть ворочать головой и сделать полшага в сторону.
- Ну что, попляшем, малыш? – и в глазах его заблестело предвкушение потехи.

2015-09-03 в 16:39 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Попляшем?!
Это что, он меня... кнутом?!
Как разбойника или вора на площади... у людей, я слышал... Кнутом!
На мгновение мне стало очень страшно. Направь он на меня нож или лук со стрелой – кажется, такого страха не было бы... Но ЭТО...
Невольно я выпрямился. Мне страшно, и тебе это нравится, и ты хочешь, чтобы я плясал? Уворачивался, вздрагивал, извивался... ведь это очень больно, наверное... а я не буду. Уворачиваться – точно не буду!
Сняголов прищурился и вдруг проворчал:
- Надо бы его раздеть, что ли… Рубаха отличная, жаль портить… Гусак, облупи-ка его, что ли. Обнажим шкурку благородному эйлу.
- Все сдирать? – деловито спросил означенный Гусак, а я вспомнил, что именно его главарь озадачил досмотром наших с Гирькой спутников. Видать, хорошо умеет… облуплять.
- Штаны оставь, что ж я, зверь, что ли? – широко и ехидно усмехнулся Сняголов, и разбойники заржали, а тот, которого называли Зверем, мрачно зыркнул на главаря.
Меня весьма сноровисто раздели, не дав даже шанса посопротивляться – сняли с шеи веревку и тут же ударили в живот. Пока я ловил ртом воздух, сложившись загогулиной, Гусак с помощниками сняли с меня рубашку и снова стянули шею веревкой. И почти сразу же свистнул в воздухе кнут, а бок и спину обожгло болью, жгучей, как укус осы. Только тут ос было слишком много.
Я вскрикнул. Громче, чем мне хотелось бы... громче, чем нужно.
Вообще надо молчать! Будь хоть здесь достойным, Аарне... и неважно, что никто не увидит... быть может, Гирька сейчас видит меня... оттуда, из-за Порога...
Я же не должен, я не могу сдаться!
- Хорошоо, - удовлетворенно протянул главарь. Ему явно понравилось. – Поднимите его!
Сволочь, выродок, ты хуже любого зверя... Люди – хуже зверей, хоть и разумнее... вот ведь как...
Двое потянули меня вверх за плечи – я их опередил и каким-то отчаянным усилием вздернулся сам, отметив где-то на краю сознания, что руки уже немного начали двигаться и я их чувствую...
А ещё я почувствовал ненависть. Даже не ту, яркую, оглушающую, от которой больно было внутри, как тогда, когда убили Гирьку... Хотя и она никуда не делась. Но что-то звериное и мутное во мне требовало попросту впиться зубами в горло. Воткнуть пальцы в ненавистные глаза. А там будь что будет!
Руки стали двигаться лучше. Ещё подождать немного... Потерпеть…

2015-09-03 в 23:49 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Потерпеть... немного. А потом я как-то смогу наброситься на него, и... и всё, наверное...
Потерпеть.
- А ну отошли! - весело приказал Сняголов тем двоим, что меня поднимали, и взмахнул кнутом, явно рисуясь.
О Боги-Покровители... дайте мне сил, пожалуйста... Как же больно...
А ещё - унизительно.
Но странным образом именно это придавало мне силы.
Слезы брызнули из глаз, но я молчал. Ещё один удар, сильнее!
"Гирька!" - подумал я. "Наверное, я заслужил! Помоги... я не могу больше... помоги..."
Ещё удар...
Спина и бока горели, и казалось, что меня режут ножами, а вовсе не бьют кнутом. Руки - двигаются ли они? Я сжал кулаки, потом ещё раз... руки не связаны! И действуют вроде бы.
Теперь только подойди поближе, тварь! Как же быть? Он далеко...

2015-09-04 в 00:59 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Снова свистнул кнут. Теперь главарь не смеялся – его оскал был очень далек от радостной улыбки. Или даже усмешки…
Это потому что я молчу. Оказывается, это ужасно приятно – насолить врагу! Пусть хотя бы так, лишив удовольствия наслаждаться твоей болью…
- Может, хватит уже? – раздался откуда-то словно бы издалека сумрачный голос Сугроба. – Ну чё вы, в самом деле? Пойдем лучше выпьем, я тут бурдюк туззольского красного припас…
- Отвали, Сугроб, не видишь, благородный эйл вежеству учится… Да что-то плохо…
Еще один удар… На плече теперь тоже гнездится боль… Терпи, Арни, терпи… выжидай… не может быть, чтоб он не подошел… Или надо заманить? Упасть? Но если я упаду, я не смогу действовать быстро…
И тут, когда ко мне снова метнулся ремень кнута, мне пришла в голову мысль!

2015-09-04 в 01:19 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Он не подойдет - но его кнут, я сейчас увидел, обмотан вокруг руки... Видно, слишком длинный - а может быть, ему просто так удобнее. Мне бы только ухватиться за него!
Теперь у меня была цель. Ясная и четкая. Только бы сил хватило! Потому что боль, казалось, выпивала силы. Но кости-то целы?!
Ещё удар и ещё...
И вот - наконец! - движение кнута чуть медленней, и он почти обвивается вокруг тела, сам попадая по руке. Это гораздо больнее, чем раньше... я вижу краем глаза, что на руке сразу набухают капли крови - но эта штука зажата у меня в кулаке!
И я дергаю кнут к себе со всей силы, вкладывая в рывок всю свою ненависть.

2015-09-04 в 14:58 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Сняголов был не так уж прост – иначе при его образе жизни не выжил бы, наверное – и от моего неумелого в общем-то движения он не упал. И голову себе не раскроил (а как было бы хорошо!). И в объятия мои не влетел – а я-то надеялся…
Но равновесие – штука нежная, и качнуться вперед ему таки пришлось. И даже сделать пару шагов – просто чтобы удержаться на ногах и не расквасить себе нос. Мне хватило. Да, это был предел, отпущенный мне веревкой на горле. Да, я почти задохнулся, вытягиваясь ему навстречу. Да, я отбил себе копчик и ободрал все, что оставалось у меня от спины, падая на землю и проскальзывая ногами вперед – просто чтобы дотянуться до этого гада, дотянуться, ведь больше шанса не будет!
Я достал его - ногами. Сбил наземь – очень удачно, схватил за куртку и подтянул к себе - как только мог быстрее,молясь об ускорении или хотя бы о чем-то подобном.
Никто еще ничего не понял, не успел среагировать, а главарь уже хрипел в моих руках, и больше всего сейчас я жалел, что не могу обернуться настоящим Барсом. Тогда, наверное, и веревку на шее получилось бы разорвать!
Они опомнились быстро - и бестолково накинулись на меня все сразу. Но в этот раз мне повезло – я успел раньше. На долю мгновения, но раньше. И пока они пыхтели, пытаясь отодрать от меня своего вожака, я резким движением свернул ему шею.
Я, никогда никого не убивавший, даже курицу – вот так легко и быстро убил живого человека. Мерзкий хруст ломающегося позвоночника... Он продолжал звучать в ушах даже тогда, когда кто-то из бандитов, восклицая: "Ах, ты! Ах ты ублюдок!" начал молотить меня по голове кулаками... а потом, кажется, ещё чем-то...
Мир стал меркнуть, сузившись до маленького пространства вокруг меня и наполнившись нечленораздельными выкриками и болью. Меня молотили по лицу, били в грудь и в живот, заломили руки - но я ещё, кажется, успел виться пальцами в чье-то лицо и то ли выдрать клок мяса, то ли просто изрядно расцарапать кого-то...
"Барс-Покровитель!" - успел подумать я с благодарностью. Ты всё-таки помог! А о чем ещё большем просить? Я не знал.
Жаль, что не смог я расправиться с тем, кто убил Гирьку... Но ведь он не сам, ему Сняголов приказал... Эта утешительная мысль - всё-таки я отомстил! - была последней мыслью перед тем, как тьма окончательно поглотила меня.

2015-09-06 в 03:31 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Очнулся я от холода и боли.
Я с трудом открыл глаза – и очень удивился, что смог это сделать. Лицо было как чужое. Наверное,теперь меня и узнать-то нельзя. Вспомнил, как меня избивали…
Болело всё, но сильнее всего, пожалуй, живот. Грудь тоже, но там ребра, а сломать ребро эйлу не так уж просто. Так что там, наверное, только синяки. Спина и бок - это кнут. А вот живот… мерзко там было и жгло, хотя вроде бы и попали-то всего несколько раз... но крепко, видно отбили что-то нужное...
Но – опять та же странность. Почему не убили-то?
Тут я вспомнил причину избиения и удивился еще сильнее. Я убил их главаря. А меня всего лишь побили. Но ведь не убили же! Что им нужно? Чего тянут?!
Я чуть шевельнулся и чуть не вскрикнул – боль усилилась, вспыхнув даже там, где до этого почти не ощущалась. На шее, например. Даже голову повернуть не могу...
Зато я выяснил, что меня снова связали, чем-то укрыли и куда-то везут. Точно везут – надо мной медленно плыло небо и ветви деревьев. Я в лодке, очевидно. Под головой тихонько плещется вода, ласково похлюпывая по крашеным доскам. Горло сдавило - я так ясно вспомнил, как мы плавали по рекам с Гирькой, а он мне про рыб рассказывал... Рыжик, бедный мой рыжик...
В ногах кто-то сидит, но не знаю, кто. Не вижу. Приподнять голову и посмотреть? Нет. Во-первых, очень больно. А во-вторых, зачем? Какая разница, кто там сидит и сторожит пленника?
Так что я просто лежу, смотрю на небо и давлюсь стоном. Почему-то даже не хочется узнать, куда меня везут. Вообще ничего не хочется. Ну, разве только чтобы боль прошла...
Чтобы вернуться на несколько дней назад, и чтобы друг мой был жив... Но это невозможно, а остальное... бесы с ним. Боль пройдет. Или не пройдет. Если я умру - наверное, эти гады останутся с носом. Так им и надо...
Мерные всплески весел. Чайка где-то крикнула, далеко! Далеко-далеко... только мне и слышно, наверное...
Какая-то мысль мелькнула в больной моей голове и ушла. Ещё раз... Думать не хотелось, хотелось вернуться в беспамятство, если уж честно!
Но вот она вернулась - и обдала холодом, словно мне на спину плеснули ледяной воды из горной речки. Я вспомнил однажды слышанное предупреждение - что в некоторых людских землях молодых (или не только молодых?) эйлов могут похитить, чтобы продать в рабство! Совершеннейшая дикость, как казалось тогда мне - а вот сейчас я в это поверил. Как и в то, что в южных землях есть такие мужчины, которые предпочитают покупать рабов для... я даже в мыслях останавливаться на этом не могу... не хочу.
Надо бежать. Раз уж я жив пока. Или пусть они меня убьют, что ли.
Долго ли ещё плыть? И что же будет там, на месте?
Руки связаны - но, может быть, если меня оставят одного, я смогу все-таки напрячься и разорвать веревку? Не пойму, связаны ли ноги... А если это охотники за рабами, то почему они убили Гирьку?! Хотя лучше смерть, чем ТАКОЕ... Но всё-таки не сходится, ведь этим тварям деньги нужны, по всей видимости, а за двоих заплатят дороже...
Ничего не понимаю. Наверное, надо сделать вид, что я всё ещё без сознания...
Как же смертельно хочется пить! А вода все ласкает борта лодки... Хоть бы капельку воды...

2015-09-06 в 23:01 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Мы плыли до самого вечера.
Очень хотелось пить. Уже и башка моя ни о чем другом не желала думать. А ведь кажется, не так уж долго я был без воды... сутки или немного больше? Или это из-за побоев, так невыносимо хочется хотя бы один глоточек?
Даже мысли о Гирьке, мое горе и попытки размышлять о будущем отодвинулись куда-то… подернулись туманом беспамятства и равнодушия. Я пытался соскользнуть в это беспамятство - но не получилось.
Наверное, поэтому я был благодарен Сугробу... Когда лодки причалили к берегу, и разбойники принялись устраиваться на ночевку - первым делом Сугроб позаботился именно обо мне. Причем именно в том порядке, который больше всего меня порадовал. Сначала он вдосталь напоил меня сильно разбавленным вином – по сути это было уже не вино, а подкисленная им вода, очень неплохо утолявшая жажду. Потом смыл с меня кровь и грязь... и даже помог выполнить то, без чего тоже порой не обойдешься... А уже потом накормил – какой-то кашей со шкварками, порезанным яблоком и хлебом.
Я ел и пытался вспомнить: а бил ли меня Сугроб, когда я свернул шею Сняголову? Я почти ничего не видел тогда. Слишком быстро меня ударили по голове, и после этого я уже мало что мог видеть. Разве я имею право чувствовать благодарность?! К одному из тех, кто взял нас в плен - и участвовал в убийстве Гирьки?
Мне было стыдно. Как же я слаб, наверное. Напоили, каши дали - и я благодарен разбойнику...
Разбойники смеялись, нет - гоготали! Кто-то сморкался, кто-то сыто рыгал, кто-то насвистывал... Я старался пропускать все звуки мимо и слушать лишь тихий плеск воды о берег и далекие крики чаек. Их трудно было различить через весь тот шум, что издавали мои "попутчики". Но иногда все же что-то прорывалось...

2015-09-06 в 23:54 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Потом меня связанного положили под деревом, привязали к нему на всякий случай (видимо, чтобы не укатился в кусты), и не трогали больше до самой ночи. Словно бы и вообще забыли о моем существовании. Это подобие покоя дало мне некую передышку, и я даже смог снова вернуться к попыткам понять, зачем же я им понадобился, и что меня ждет… Далеко, правда, не продвинулся. Правда, я более или менее утвердился в мысли, что в рабы меня определять не станут. Иначе бы они не стали убивать Гирьку. Им был нужен именно я… Хеверро. И наверняка это связано с дядей Кэсом – просто потому что только он в нашем клане ведет постоянные дела с людьми. Я, Хеверро, нужен кому-то живым. И относительно целым – раз у меня даже переломов нет после убийства главаря этой банды. Больше я ни до чего особо не додумался. Попытался поразмышлять о побеге, но… не успел.
Кто-то, увы, вспомнил о пленнике и решил пообщаться. Так что от размышлений меня отвлекли.
Грубоватый, резкий голос принадлежал тому, кого Сняголов называл Зверем.
- Эй, ты, эйл… Хеверро… пожрать еще хочешь?

2015-09-07 в 00:13 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я только качнул головой. Хотя, быть может, я и съел бы что-то - но не от него. Только от Сугроба принимать еду мне казалось... допустимым. Может, правда, я и тут ошибаюсь...

2015-09-07 в 00:24 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Зверь хмыкнул и озадачил меня еще одним вопросом:
- А хочешь вина с травкой? Не так болеть будет, все полегче… А?

2015-09-07 в 00:32 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я должен был отказаться... Должен!
Но когда я услышал слова "вина с травкой", вдруг почувствовал, что жажда моя вернулась, словно я и не пил почти. И я пожал плечами - что означало, наверное, "не знаю", или "как хочешь"... Плечи тут же напомнили мне, что по ним неслабо перепало кнутом.

2015-09-07 в 00:36 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Зверь, обнадеженный моим жестом, куда-то ушел, но быстро вернулся, держа в руке деревянный ковш. Пахло от него дешевым вином и какой-то пряностью, горьковатой и дурманящей даже своим запахом.
- Пей… не торопись только… - довольно напряженно буркнул он, поднося край ковша к моим губам.

2015-09-07 в 00:45 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я выпил. Было вкусно... кажется. И само собой, против моего желания, сказалось:
- Спасибо...
Проклятое мое воспитание. Мама учила говорить "спасибо". Привычка...

2015-09-07 в 00:52 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Зверь как-то странно улыбнулся.
- Вот и славно… вот и хорошо… Думаю, нам с тобой можно будет прогуляться… Вот все уснут сейчас, и я тебя отвяжу. Разомнешься малость, да? Отойдем чуток подальше… чтобы никто не мешал…

2015-09-07 в 01:48 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Чему не мешал? Моему побегу? - я взглянул в карие глаза, в глубине которых мерцало какое-то непонятное оживление. Он хочет мне помочь? С чего бы это вдруг?

2015-09-07 в 13:31 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Достававший одеяла Сугроб оглянулся и хмуро, подозрительно на нас уставился. Я тут же почувствовал к нему острую неприязнь и мысленно рявкнул: «Отвернись! Не смотри! Тут ничего интересного для тебя! Не смотри!»
Сугроб угрюмо насупился и, поколебавшись, отвернулся. А я думал, что если вдруг мне и впрямь хотят помочь бежать, Сугроб может стать большой проблемой. Ведь он явно что-то заподозрил! Вдруг он захочет за нами проследить?
Зверь, впрочем, не торопился подтверждать мое предположение, несмотря на мой полный надежды взгляд. Но и не отказывался. Только усмехнулся обещающе и отошел. Наверное, и впрямь ждет, когда все уснут!
Его напряженное оживление и ожидание передались и мне. Теперь я не просто валялся под деревом! Я ждал! Ждал, когда меня отвяжут, отведут подальше и… неужели он просто отпустит меня, и все? Как-то не очень похоже на него… Может, он что-то не поделил со своими и поэтому хочет отпустить пленника? Типа назло другим? Наверное, я что-то пропустил, пока был в беспамятстве…
В поле зрения снова появился Сугроб, прищурился, пристально меня разглядывая. Я старательно делал вид, что ничего не происходит, но, кажется, не убедил.
А ведь Сугроб почти заботливо обихаживал меня на стоянке... Может, он более других заинтересован в том, чтобы я в целости был доставлен... туда, куда меня везли? Ещё знать бы, куда и зачем...
Я закрыл глаза – пусть думают, что задремал. Только на самом деле дрёмы никакой не было. Наоборот, сердце стучало, словно я долго бежал. Не хватало воздуха. Мне всё время хотелось глубоко вздохнуть... а делать это было больно. Живот чуть притих, когда я ел – или я просто был таким голодным? Но теперь он ныл и ныл, как будто внутри там кто-то живой сжался в комочек и жаловался на судьбу.
На долю мгновения я подумал что-то вроде "вот выберусь отсюда, расскажу Гирьке, как всё было..." и тут же вспомнил, что рассказать – некому... и не увижу я такого доверчивого удивления в Гирькиных глазах...

2015-09-07 в 16:44 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Когда ко мне снова направился Зверь, я уже места себе не находил, сидел, как на иголках. И встретил я его нетерпеливым вздохом. Он огляделся вокруг, потом наклонился и принялся меня отвязывать от дерева. Я бы просто веревку перерезал, а он вот… ну ладно. Я молчал, сидел тихо, не желая, чтобы кто-то услышал. Даже не верилось, что впереди меня ждет свобода!
Потом он распутал мне ноги и чуть слышно выдохнул:
- Иди тихо, эйл… Вон туда, за камни.
И мы пошли. За камни. Ноги мои медленно привыкали к тому, что не связаны – и не очень-то в это верили. Но почему он не развязал мне руки?! Не хотел возиться и шуметь? А веревку распутывал, чтобы показать потом остальным – вроде как я сам распутался?
Но сам бы я не смог... Увы.
За камнями оказался спуск к реке и тропинка вдоль берега. Зверь положил мне руку на плечо и направил по этой тропинке.
- Там что, лодка спрятана? – растерянно спросил я, не понимая, зачем меня туда вести. Ну не убить же он меня собирается втихаря!
- Лодка, да, - неожиданно осипшим голосом ответил мне разбойник, и я понял, что мне все это очень не нравится.
«Кажется, свободы и побега ждать не стоит…» - подумал я и резко затормозил.
- Я не пойду.
В следующую секунду он повалил меня на траву и рухнул сверху.
Я вскрикнул. Там что, на спине кожи вообще не осталось?! Как же больно... Перед глазами потемнело, кажется, я даже потерял сознание на несколько мгновений...
Очухался я от голоса Зверя:
- Ну вот... Вот и молодец... Ты не дергайся, тебе хорошо будет... А я защищать тебя буду, не дам тебя бить, ты увидишь... это приятно... тебе понравится!
И его руки шарили по моему телу!
Тут я только понял, зачем же он меня отвязал и привел сюда! Совсем даже не для того, чтобы помочь бежать...
Ужас охватил меня. В Долине это называлось "извратители естества". Безоговорочное пожизненное изгнание или, чаще, смертная казнь - так карались эти любители "нестандартной любви". А тот, кто подвергся насилию... кажется, даже самоубийство допускалось в этом случае и не считалось грехом!
Несколько ударов сердца я, казалось, застыл - тело просто не желало двигаться. У меня же руки связаны! Зверь счел это, наверное, за молчаливое согласие - и стал развязывать мой пояс.
Тут ступор мой прошел, я нечленораздельно зарычал и стал извиваться, как змея или гусеница, придавленная чем-то сверху... Изловчившись, я пнул его коленом и откатился в сторону. Попытался сесть...

2015-09-07 в 21:55 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Зверь растерялся. На какой-то коротенький миг, но растерялся. За это время я умудрился перекатиться и встать на колени. И даже начал подниматься на ноги, готовясь дать деру в лес. Но все-таки не успел. Не успел…
Зверь поднялся на ноги раньше меня – одним слитным, очень хищным движением, выдававшим в нем опытного и тренированного бойца. И взгляд… взгляд сделался цепким, алчным… Я был для него красивым призом, который можно попробовать завоевать предложенным питьем и обещанием безопасности. А стал желанной добычей, которую можно взять силой и не особо переживать о ее судьбе…
Он двигался быстро – для человека. Впрочем, я и того не мог сейчас, увы… Короткий удар кулаком в скулу опрокинул меня на бок, на лице вспыхнула новая боль, а в голове рассыпались сверкучие звезды, и я понял, что сопротивление бесполезно. Нет, я все равно буду! Пока живой и пока я могу хоть как-то двигаться – я буду сопротивляться. Просто… это ничего не даст. Он все равно рано или поздно получит свое – когда у меня кончатся силы…
Зверь больше не говорил со мной, просто подмял под себя и пытался нащупать пояс… А я… я всеми силами старался сбросить его с себя, но он уже был начеку, и ничего не толком получалось. В схватке за свое достоинство я ничего больше не слышал и не видел, поэтому исчезновение тяжести чужого тела оказалось для меня полной неожиданностью.
- Оставь его! – угрожающе тихо проговорил нависший над нами Сугроб, который и стащил с меня Зверя. В руках его был пылающий факел, осветивший неприглядную сцену…
Тот оскалился, но бросаться не стал, только издевательски выдохнул:
- Себе бережешь, что ли? А я-то думал, ты по девкам больше… что ж раньше не намекнул, а, Сугроб?!
- Уймись. Ты б хоть узнал сперва, с кем дело имеешь, полудурок…
К нам стали подтягиваться остальные разбойники, тоже с факелами, и Зверь потихоньку успокоился.
- Эй, вы чего тут?
- Зверь с цепи сорвался, - буркнул Сугроб.
- Зверь, ну ты зараза! Совсем с катушек съехал, что ли? – резко сказал Гусак, которого я узнал в свете факелов. Не твой пленник – не тебе и играться. Сугроб, бери эйла и тащи его в лагерь. А ты, Зверь, к нему даже не приближайся теперь… слышишь?
- Слышу, - мрачно отозвался мой несостоявшийся насильник.
Мне так никто ничего и не сказал.
Сугроб взвалил меня на плечо и понес обратно к лодкам, оставив всех обсуждать происшествие. Там он поколебался и, приняв решение, положил меня прямо в лодку. И только укрыв легким плащом, он посветил мне в лицо, вздохнул и еле слышно спросил:
- Почему ты не шумнул, когда он тебя из лагеря потащил, а?

2015-09-07 в 23:11 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я перевел дыхание, с трудом удерживаясь, чтобы не застонать. Посмотрел на Сугроба...
Вот, значит, почему он следил за нами! Знал, зачем Зверь ко мне подходил... что ему надо...
И, усмехнувшись, решил сказать правду. А что тут скрывать-то? Хотя, может, и надо... Плохо я соображаю. Черная, глухая тоска мешает думать. И боль...
Побега не будет - а меня, значит, берегут для кого-то ещё? "Не твой пленник - не тебе играться..." А где же тот, что будет играться? И хватит ли сил мне,чтобы хоть в горло ему вцепиться напоследок?!
- Почему... - усмехнулся я. - Потому что дурак. Думал, что он мне убежать поможет...

2015-09-07 в 23:37 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Сугроб задумчиво хмыкнул. Потом кивнул:
- Первый раз вне дома, да? По всему видать, так и есть… Местности не знаешь, планировать не выходит… что шансом покажется, за то и хватаешься… А я-то удивился, что это ты с ним приветливо так…
Он помолчал, что-то обдумывая, потом спохватился:
- Пить-есть хочешь сейчас? Или, может, холодно? Могу еще одеялом укрыть, я все равно спать уже не буду, по всему видать… свое могу отдать.

2015-09-07 в 23:49 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я хотел ответить, что мне ничего не надо, напомнить себе самому, что эйлы редко мерзнут - и почувствовал, что мне вправду очень холодно. И знобит даже. Как будто я и эйлом перестал быть...
- Холодно, - признался я. А когда Сугроб уже повернулся - должно быть, принести одеяло, решился:
- Скажи, зачем я вам нужен? Куда вы меня везете?
Вдруг он всё-таки скажет правду...

2015-09-08 в 00:00 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Сугроб молча ушел, ничего не сказав. Так же молча вернулся с одеялом. Укрыл меня им, чуть ли не завернул, как в кокон. И только тогда, глядя куда-то на берег, ничего не выражающим голосом проговорил:
- Родич твой один… несговорчивый попался. Ты – большая удача очень и очень многих… именно ты. Твой друг… его все равно в живых бы не оставили. Я, правда, думал поговорить потом со Сняголовом, чтобы он не торопился с этим, но… Все вышло так, как вышло. Да и не факт, что получилось бы у меня.
Тут он повернулся ко мне, посмотрел в упор и вдруг очень тихо сказал:
- Меня зовут Онгалег. Если вдруг сможешь удрать… не беги на запад. Угробишься. Понял меня?

2015-09-08 в 00:44 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Понял, - ответил я. - Спасибо... Онгалег.
Уж если я Зверя благодарил, то почему бы не сделать это сейчас? Не похоже, что у этого Сугроба... Онгалега... есть ко мне "претензии" такого же рода. Вроде бы он нормальный...
Хотя - ну а что я знаю про него? Что я знаю про них про всех?!
Быть может, этот мужик оказался с разбойниками случайно или не совсем по своей воле - иначе зачем бы ему сочувствовать мне? Или оправдываться как будто... что не успел поговорить, чтобы Гирьку оставили в живых...
А я сам - смог бы я что-то изменить? Крикнуть рыжему "Беги!" - когда выяснилось, что нужен похитителям именно я? И далеко бы он убежал, оглушенный, раненый?!
"Родич твой"... Дядя Кэс, да... Ничего вы от него не добьетесь... хоть это приятно.
Я вздохнул...
Мне думалось, что окажись здесь дядя Кэс, он бы попросту убил всех меньше чем за минуту - и даже не запыхался бы... На ускорении... А хотел бы я, чтобы он убил Сугроба-Онгалега? Не знаю... Наверное, нет.
Но что думать о несбыточном! Дядя Кэс далеко. И я даже не знаю, в Долине ли он сейчас или нет... а если нет, то в какой именно из людских стран...

2015-09-08 в 02:47 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Сугроб больше ничего не сказал. И отошел, судя по всему, недалеко - шорох под его ногами затих почти сразу. Но я не видел его, и не только из-за темноты - борта лодки загораживали мне обзор.
Только небо и ветви деревьев. Спокойная, мирная картина, так похожая на наши путешествия с Гирькой! Мы ведь несколько раз плавали так, на лодке, и даже ночевали вне дома - только не в лодке, а на берегу, у костра. Сидели, смотрели на пляску язычков пламени, и мечтали.
Я вспоминал...
Небо, мерцающие в неизмеримом далеке звезды - мы гадали, живут ли там Покровители? И вообще, откуда они спускаются к нам, эйлам? Крик ночной птицы, запах печеной в костре когтянки... умопомрачительно вкусная рыба, которую Гирька запекал завернутой в какие-то листья... отблеск костра на рыжих его волосах...
Зачем, ну зачем я втянул тебя в эту беду?!
Я зажмурил глаза, чтобы лучше вспомнить лицо моего друга. Там, в моих воспоминаниях, он улыбался и что-то говорил... чертил палочкой на песке, а я, помнится, сказал тогда ему, что нельзя же рисовать в такой темноте, ведь все равно почти ничего не видно!
Рыжик, я только сейчас понял, каким верным ты был другом, сколько доброты и тепла дарил окружающим, не замечая этого... как умел радоваться всякой мелочи - и видеть красоту там, где никто другой не увидел бы...
Я попытался перевернуться на бок - и застонал от боли. Спина горела, как от ожога... но эта боль принесла даже какое-то удовлетворение.
Потому что - поделом... Глупость надо наказывать... Правильно Сугроб сказал: ни куда ехать, ни к кому, мы не особенно представляли, хотели увидеть большую реку... и далекие города... а ведь надо было дождаться дяди Кэса и спросить всё-таки, куда можно ехать и куда нельзя... нет, нам казалось, что это как раз и есть самое интересное - пускаться в путь, не зная ещё, где остановишься, куда попадешь! Здорово! Увлекательно! Мне так казалось... а рыжик мечтательно смотрел вдаль и говорил, как он нарисует неведомые эти города, и зверей, и дома... и людей...
Вспомнились мне разбросанные на поляне Гирькины краски. И бумага - самая лучшая, которую он так долго выбирал.
От этой картины стало больнее, чем от кнута.
Зря я ел, наверное. В животе было тошнотно и опять что-то жгло. Ну да ладно...
- Гирька, - прошептал я. - Гиррэ-эйл-Тэррга...
Я не помню, кто убил тебя... Вернее, я этого просто не видел! Не Сугроб... если он не врет. И даже не Зверь, тот был на стоянке... кто же?
Моих проклятий мало. Кто я такой, чтобы Покровители послушали меня?! Мне бы хоть один удар... больше сделать не дадут... но ведь у меня сильные руки... были. Как же их освободить?
Я стал пытаться вспомнить те слова, которыми перекидывались похитители, когда погиб мой друг... что-то про сомов - он упал в воду, бедный мой рыжик... Нет, мне не нужны сами слова - мне нужно вспомнить голос!
Завтра я буду слушать и тогда определю, КТО из них. Я должен отомстить. Чего бы мне это не стоило.
Когда я принял решение, стало чуть легче. И Гирькино лицо, что виделось мне в небе, больше не расплывалось от слез.
- Они, наверное, следили за нами, - неслышно говорил я Гирьке. - Понимаешь? Может быть, именно сейчас и не стоило нам ехать - но ведь я же не знал... Ты простишь меня, Гирька?
Сейчас мне легко было с ним разговаривать. И я говорил, пока не заснул... А мой друг молчал и смотрел на меня. Но я надеялся, что он - слышит.

2015-09-08 в 11:50 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Проснулся я внезапно и сперва даже не понял, от чего. Вокруг было тихо – тот темный час, когда даже ночные птицы замолкают, чтобы перевести дух… Разве что из лагеря доносился чей-то могучий храп и сонная ругань вполголоса на его обладателя. Что же меня разбудило? Опасность? Неужели Зверь решил попробовать снова?!
Я открыл глаза и изумленно затаил дыхание. Надо мной медленно-медленно скользили ветви деревьев, сквозь которые сияли редкие, но яркие звезды. И плеск воды за бортом… он звучал иначе, чем когда лодка стояла на месте.
Я… плыву? Но куда?! И… как? Лодки привязаны… Допустим, одна из них отвязалась. Могло такое быть? Чтобы именно моя? С моим везением – вряд ли. Кто-то ее отвязал? Ну да, ну да, сейчас… Все-таки, наверное, сама… Ну или Сугроб пожалел… который Онгалег… Мог он меня пожалеть и так вот тихонько отпустить? Не знаю… ничего я уже не знаю!
Ветви медленно уплыли вбок, и я перестал их видеть. Звездное небо сияло теперь надо мной безо всяких помех. Плеск усилился, и я вдруг понял – лодочка моя плывет вовсе не по течению, а поперек. Поперек! Лодки сами собой поперек течения не плавают! А это значит…

2015-09-08 в 13:53 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения

2015-09-08 в 14:29 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
А это непонятно что значит.
Пловец внизу, под лодкой? Бред. Откуда? Магия? Скорее она... Тянут за веревку откуда-то - не с берега? Но я не помнил ни мыса, ни островка... И главное - кто?! Если учесть, что я слышал голоса похитителей и их храп на берегу... Сугроб?
Но он ничем таким не давал понять, что поможет... Хотя особенно разговорчивым его тоже не назовешь...
Движение продолжалось, и берег, где оставалась стоянка, стал медленно удаляться... судя по всему...
Я не мог дольше терпеть и стал пытаться встать. Вернее, сесть - и даже это оказалось безумно трудно. Особенно потому, что я почему-то решил не шуметь. Ну, насколько возможно... Даже не знаю почему - логики в моих рассуждениях не было никакой и я сам это понимал...
Кое-как, отталкиваясь от дна и бортов ногами, боком, связанными за спиной руками, я привалился к борту лодки в позе, отдаленно напоминавшей сидячую, и всмотрелся в темноту.

2015-09-08 в 15:38 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Темнота с ответом не замедлила и еле слышно шепнула:
- Арни, не раскачивай лодку, пожалуйста… тяжело же!
"Арни"? Кто может меня здесь так называть? Некому... Все остались в Долине - я один. Один... Сугроб называл меня по родовому имени, кажется, или эйлом...
Я ничего не понимал... Может, это бред? Потому что я, увы, чувствовал, что неспроста мне было холодно - у меня, кажется, жар, а раз так, я ведь могу бредить... И перед сном я всё время думал о Гирьке, и теперь он мне чудится, даже шепот этот магический - словно бы даже его голос... Я ведь так хотел с ним говорить!
Улыбнувшись и чувствуя, как на глаза опять наворачиваются слезы, я кое-как принял позу ближе к середине лодки, чтобы она не наклонялась. Больно было... Как будто доски и шпангоуты опять рвут мясо на спине. Какой же я, оказывается, плакса! Вот не думал! Но пусть длится этот сон. Он хороший. И ночь тиха, и тихий плеск за бортом, и звезды совсем как тогда, в Долине!
- Гирька... - прошептал я. - Я помню, как мы тогда с тобой... Я всё помню! Ты только... ты снись мне иногда, чтобы я мог с тобой говорить...

2015-09-08 в 16:28 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Темнота помолчала, лодка чуть вздрогнула, меняя свое положение, и из-за борта донеслось натужное пыхтение. После чего оттуда же раздался уже не шепот, а вполне узнаваемый, хоть и тихий голос:
- Я тоже. Я тоже все помню, Арни. А ты… хочешь со мной только во сне говорить? – и в голосе мелькнули слезы. – Ты меня презираешь, да?
- Я?! Тебя?! Да ты что! Гирька... Какое презрение? Не надо сейчас так... если это ты... Ты прости меня, я же не знал! Прости, пожалуйста! Только не уходи... такой сон хороший...

2015-09-09 в 00:13 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Тише, пожалуйста… Сон, значит? – тихо и устало вздохнули за бортом. – Ладно… пусть будет сон… отдыхай, Арни, потом поговорим… Попозже.
Попозже? Когда - попозже? Не уходи, Гирька... останься... Я не хочу просыпаться...
- Рыжик... - прошептал я и закрыл глаза. Закрыл? Но как же... разве во сне можно закрывать и открывать глаза? Разве бывают такие сны, чтобы... и плеск воды, и шершавые доски под рукой, и даже боль - все настоящее, всё как наяву?!
А вот похитителей моих я не слышал, ни храпа, ни разговоров... ничего...
Сердце застучало, то и дело пропуская удары, быстро, гулко, казалось, даже по воде разносился этот стук... По воде... Вода - стихия моего рыжика, он же Выдра, он как никто чувствует любую воду, а особенно реки! Гирька, тебя же убили... Ты пришел меня спасти? Из-за Порога?!
Разве такое возможно?!
- Рыжик... - шептал я неслышно. - Рыжик...
Хоть на миг бы увидеть тебя и прощения попросить... Только бы это был не бред! Или пусть он не кончается тогда...
Через какое-то время надо мной снова заколыхались ветки, зловеще скрежетнула по днищу какая-то коряга. Такие понятные звуки, живые - настоящие! Неожиданно потянуло запахом болота – наверное, вода стоячая… Так не бывает во сне, чтобы даже запахи...
Тяжкий удар в борт – и тут же короткий судорожный всхлип снаружи… Тебе больно?! ТАМ - тоже бывает больно?
По мне проехались мокрые ветки ивы, измазав в дурно пахнущей жиже, и тут лодка вдруг встала.
- Все… дальше не получается. Теперь главное – это переждать, пока они искать тебя будут… - слышу я голос, усталый, такой родной голос!
- Гирька... - произношу я, и голос мой срывается. Даже то, что меня будут искать - кто? где? - проходит в этот момент мимо сознания. Мой друг! Он здесь!

2015-09-09 в 02:35 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Я здесь, здесь, - отозвался такой знакомый голос.
И Гирька... высунулся из-за борта, накренив лодку и почти уложив ее набок.
– Не шуми только, хорошо? Звук над водой разносится далеко, особенно когда вокруг так тихо… - сказал он заботливо, всматриваясь в мое лицо.
- Это ты... - прошептал я. - Это и вправду ты... Но как же? Это действительно не сон? Тебя ведь... убили... Ты простил меня? Гирька, это я виноват... зачем я вытащил тебя из Долины!

2015-09-09 в 09:04 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Он грустно вздохнул и покачал головой.
- Я ведь тоже этого хотел, помнишь? Посмотреть другие реки и все такое… Ты ни в чем не виноват, Арни, только не ты! Послушай… что у тебя с лицом? Синяки, что ли? Или… - он осекся и вдруг придушенно охнул, - Арни, тебя… били?! За что?! Почему?!

2015-09-09 в 09:19 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я не ответил.
Простая, логичная... невозможная мысль заставила задохнуться:
- Гирька, скажи... ты живой?! - прошептал я, умоляюще глядя на него и больше всего на свете боясь, что он... просто сейчас исчезнет. Или ответит: "Нет, Арни, я просто вернулся оттуда, чтобы тебя спасти..."

2015-09-09 в 09:37 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Ну… да, - немного смущенно пробормотал рыжик в ответ. – Я живой. Ты извини меня, пожалуйста, я должен был раньше тебя спасти… Но… я не знал, как.
Он вылез из воды и неуклюже забрался в лодку, стараясь не слишком ее раскачивать.

2015-09-09 в 15:20 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Ты живой... - повторил я, жадно рассматривая Гирьку. Мокрые волосы, голые плечи... грудь перехвачена светлой тканью – неловко, кое-как... Это же... Он же ранен! Я помню, что говорили эти... люди. Кровь, много крови, его ударили копьем... Гирька!
- Ты ранен, - хрипло сказал я, - как же... как же ты добрался сюда, рыжий?
Раненый, он приплыл, чтобы меня спасти...
Перед глазами всё расплывалось – но я не мог ни вытереть слезы, ни дотронуться до моего друга, руки-то связаны!
- Гирька, - смог выговорить я. И всё.
Рыжий уставился на меня округлившимися глазами, потом вдруг простонал что-то нечленораздельное и потянулся меня ощупывать. Нащупал веревки на руках, всхлипнул…
- Связали… гады! … - лихорадочно шептал он сквозь слезы, пытаясь разобраться с путами на моих запястьях, - столько ран, Покровители! Столько боли! Все из-за меня… моя вина… лучше б мне язык отрезали… Ох, Арни! Что они с тобой сделали?! Я должен был сразу…
Он плакал, пытаясь перевернуть меня на бок, чтобы было удобнее возиться с веревками – развязать их на ощупь у него не получалось. Наконец с помощью зубов, чуть слышно рыча от отчаяния, Гирька одолел узлы, и мои руки оказались на свободе.
- Арни, - прошептал он, с ужасом глядя на меня, - как же ты выдержал?

2015-09-09 в 16:53 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Никак, - бормотал я, пытаясь сжать Гирькины руки своими, непослушными и одеревеневшими после веревок. – Там... не надо было ничего выдерживать. Они же не спрашивали меня ни о чем...
Гирька хотел что-то сказать, когда над рекой разнесся вопль, полный бессильной ярости.
Рыжий сжался в лодке рядом со мной и прошептал:
- Заметили, что тебя нет… Только бы не нашли!
Он помолчал, вслушиваясь в нараставший вдалеке шум. Потом посмотрел на меня и тихо спросил:
- Может, мне их отвлечь? Подплыву поближе… попробую запутать… Как думаешь, получится?
- Не смей! – умоляюще прошептал я. – Не надо! Я не хочу, чтобы они тебя убили... во второй раз... И ты ведь ранен! Пожалуйста, Гирька... не уходи...
Я сжал его руку – и не мог никак выпустить. Рука была настоящая, живая, только холодная и мокрая... Сколько же он плыл, бедный мой друг! Как долго!
Кажется, только сейчас я до конца осознал, что рыжик – живой... Не отпущу его рисковать! Ни за что!

2015-09-09 в 22:22 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Гирька, дрожа, скорчился у меня в ногах, и я понял, что он плачет. Кстати, видно стало гораздо лучше. Мы даже не заметили, что начало светлеть, и теперь я, почти не напрягая глаза, видел рыжего. А он – меня. Судя по выражению его лица, на мне было много всякого, производящего впечатление.
Рыжик заметил, что я смотрю на него, и еле слышно сказал:
- Если я их отвлеку, у тебя будет больше шансов спастись, Арни…

2015-09-09 в 22:57 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Ещё совсем недавно у меня этих шансов не было совсем... А теперь их очень много. И всё благодаря тебе! Нет, рыжий. Не надо никаких отвлечений. Ты и так сделал невозможное... Я не хочу опять думать, что ты погиб из-за меня.
Я кое-как сел - теперь было немного легче двигаться, всё-таки можно было опереться рукой, - и обнял Гирьку за плечи.

2015-09-10 в 01:58 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Нет-нет! Ни за что!
Наконец, мне с трудом удалось сесть, и я прижал к себе друга... Гирька словно бы боялся прикоснуться ко мне и был весь зажатый... он, конечно, замерз - такое долгое плавание никакой эйл не выдержит, наверное! Или это меня так знобит?
Тут я вспомнил про одеяло Сугроба - оно так и валялось в стороне комом, не до него было... Осторожно, хоть и не слишком ловко - руки ещё не до конца отошли от веревок - я закутал Гирькины плечи, стараясь не шуметь, и обнял его. Мне хотелось хоть что-нибудь сделать для рыжего! Хоть что-то... хотя бы согреть немного...
- Не плачь, - попросил я. - Я даже не знаю, каким чудом ты меня нашел... наверное, это Покровитель тебе помог? Не надо никого отвлекать... я просто не могу допустить, чтобы ты опять... чтобы ты погиб из-за меня. Не рискуй. Знаешь, ведь я вчера...я сам плакал о тебе... вспоминал, как мы на рыбалку ездили, у костра ночевали... а ещё краски твои, что рассыпали те гады... и проклинал себя, что сманил тебя в это путешествие, ничего не зная и не умея!

2015-09-10 в 09:25 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Я же сам… сам виноват… Зря ты обо мне плакал, Арни… - тут он вдруг напрягся и закаменел, еле слышно прошипев, – шшш… Они приближаются. Замри. Чтобы ряби по воде не пошло…
И мы замерли, пережидая поднявшуюся на реке суматоху. Искали нас – то есть, конечно же, меня – упорно и дотошно. Нам оставалось только молиться Покровителям, чтобы никому не пришло в голову заглянуть в наше убежище. И был момент, когда мне показалось, что все пропало – когда за скрывавшими нас ветвями остановилась лодка, а мы с Гирькой, как нарочно, пошевелились. Скрипнули поднятые весла, за ветвями затаили дыхание, прислушиваясь. Рыжий дрожал рядом со мной, но держался.
Наконец выслеживавший нас громко выдохнул и внятно и отчетливо произнес голосом Сугроба:
- Никого. Наверняка его снесло вниз, и искать надо там. Он связан и ранен и вряд ли мог освободиться самостоятельно. Не понимаю, зачем мы ищем на этом берегу, да еще и вверх по течению. Может, нам еще пройти на юг? Там, говорят, селище какое-то, можем там поискать.
В голосе Онгалега едкая насмешка, и его напарник смущенно и сердито проворчал в ответ:
- Ну надо ж было проверить… Ладно, давай на стоянку. Там соберемся и решим, что делать. Надо все-таки постараться догнать лодку.
Голоса отдалялись, и стало можно перевести дыхание.

2015-09-10 в 16:54 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Мы и переводили. Долго...
Я постарался еще лучше укутать Гирьку одеялом, с каким-то мстительным удовлетворением чувствуя, что ночной холод пронизывает меня до костей – а вот так тебе и надо, гуфров путешественник! Пусть рыжий согреется, он же весь день плыл, наверное...
И что он там говорил про вину?! Виноват он передо мной... Но это было вполне в стиле Гирьки: переживать из-за ерунды, из-за выдуманной вины...
А у меня даже нет бинта и трав, чтобы полечить его рану! И где мы можем рассчитывать на помощь?!
Вдруг я вспомнил слова Сугроба. Онгалега... Фразу про селение на юге – и насмешливый его голос.
- А знаешь, рыжий, ведь он знал, что мы тут... - пробормотал я ошеломленно. - Тот, кто здесь проплывал! И мне кажется, что даже про селение он сказал нарочно...
Гирька вскинул голову, посмотрел на меня – несчастный, печальный и в то же время озадаченно-заинтересованный.
- Знал? Но откуда? И… почему он тогда не…? Ну… не стал нас хватать?
- А он вообще мне помог... Даже спас, можно сказать, - честно ответил я. – Значит, не такая он сволочь, как все остальные.
- А зовут его Онгалег... - добавил я, подумав, что ведь он, наверное, не бил меня всё же.
- Не такая, - ошарашенно моргнул рыжий. – А как он тебя спас? Когда ты лежал в лодке связанный, ты не выглядел таким уж… спасенным… Или было что-то еще?
- Было, - кивнул я. – Нет, Гирька, конечно, спас меня – ты. Мне даже представить страшно, как ты смог... раненый... Болит? Куда они тебе попали?
Гир чуть сжал губы и мотнул головой.
- Не важно, Арни… все равно. И правильно, что болит, так и надо. Лучше скажи, что с тобой там происходило, что тебя одному из них же спасать пришлось. От чего он тебя спас? Что случилось?
- Вот как раз ничего, рыжий. Хвала Покровителям, – попытался отговориться я. Гирька меня занимал куда больше Зверя и извращенных его пристрастий. – Что за чушь ты мне сейчас говоришь? Почему это - правильно?! Почему - "так и надо"?! - проговорил я, лихорадочно стараясь вспомнить, что же осталось в башке от школьного курса целительства. Малое кровоостанавливающее? Обезболивающее? Как же это было... постой...

2015-09-10 в 21:54 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Ты… не обращай внимания, - очень тихо сказал рыжий, отводя взгляд. – Наверное, нам надо придумать, что делать дальше. Ты весь изранен и… жар у тебя, по-моему. Куда нам податься? Я могу грести… наверное… Можно подняться вверх по реке, но я не знаю, что там… Или… пойдем через лес? К этому селищу? Раз этот человек тебя от чего-то спас, то, может быть, можно верить его словам…

2015-09-11 в 01:39 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- А тебе как легче – грести или идти? – спросил я нерешительно, с ужасом представляя, что надо вставать и идти... что надо вообще двигаться...
- Давай посидим немного, - предложил я, - чтобы не шуметь... вдруг они услышат...
А сам, прижав ладонь к Гирькиному плечу, одними губами шептал то, что вспомнил из курса лечебной магии... Хоть немножко... Силы, заживление ран... что ещё?
Рыжий довольно долго сидел молча и, кажется, готов был вот-вот уснуть. Но вдруг встрепенулся и поспешно отстранился.
- Арни, мне уже не больно! Это ты сделал, да?! Не надо! Пожалуйста… полечи себя! На тебя же смотреть страшно! Раз ты можешь лечить… себя полечи!
- Получилось? У меня получилось? – обрадовался я. – Тебе правда стало легче? И не отстраняйся от меня! А то... мне опять кажется, что ты меня не простил...
- Да мне же… мне не за что тебя прощать! – каким-то горячечным шепотом заговорил Гирька. – Я же сказал… я уехал из Долины, потому что и сам хотел этого… ты не виноват, что мы так… попались… Арни… мне так страшно, я даже… я не соображаю ничего… не могу придумать, что делать теперь…
- Ты уже сделал самое главное... Ты меня спас. Хотя я уже думал, что это невозможно... Рыжий! Ты ведь герой... в отличие от меня. Ты меня нашел каким-то чудом... и лодку увел, и спрятал... а я, видишь, только и могу, чтобы тебе не так больно было...
Губы его задрожали, он сделал судорожный вдох и медленно, пытаясь успокоиться, выдохнул. После чего с трудом выдавил из себя:
- Арни… да что же ты… не понимаешь? Я же… я предал тебя! Если бы не я, ничего этого бы не было с тобой! Это я виноват перед тобой – а ты меня лечишь!
Он стек на колени, глядя на меня с обреченным отчаянием.
- Арни, пожалуйста… полечи себя, а не меня… меня нельзя лечить!

2015-09-11 в 01:40 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
У меня аж сердце зашлось от этого искреннего отчаяния и вины. Вины – передо мной! У Гирьки!
Я схватил его за руку:
- Ты что, на колени встаешь?! Рыжий! Прекрати сейчас же! Ты с ума сошел?! Как это – ты меня предал?! Да ты бы просто не мог. Я же знаю тебя. Ты бредишь. Ты неспособен на предательство. И вообще...
С трудом (двигаться было больно, но не могу же я тут стонать, раз Гирька решил почувствовать себя виноватым передо мной!) - я подвинулся к нему, поднял сбившееся одеяло и укрыл нас обоих, обняв Гирьку за плечи... Меня аж передернуло всего, когда безобидная и добрая в общем-то вещь коснулась спины. Но тепло, наверное, нужней... Рыжему уж точно. Его, кажется, трясло.
- Я думал вчера, - неловко начал я, - как много я потерял... что у меня был лучший друг на всем свете... а я втянул его в это путешествие, не разузнав ничего толком... И знаешь, мне теперь уже ничего не страшно... раз ты живой. Правда.
Гирька уткнулся мне в плечо и расплакался. Горько, как провинившийся и наказанный ребенок.
- Я же сказал им… - сбивчиво выговорил он, - сказал, кто ты… выдал тебя… Даже и этот… главный их… он тоже сказал, что я тебя им сдал… Он понял… а ты – не понимаешь! У тебя был друг… а оказалось, что и не друг совсем… А я им сказал! а ведь мог промолчать! И… должен был! А ты теперь весь избитый… израненый… Как мне теперь, Арни? Я же не смогу… мне нельзя доверять… ты не должен мне доверять, Арни! А еще я тебя с Нэйлин поссорил! Вот…
- Ну ты же не знал! – с жаром возразил я. – А что было – говорить, что Хеверро – это ты? Ты ведь и не похож на кого-нибудь из наших. Тебе бы никто не поверил. Я бы и сам сказал, что это я – они уже знали, что я еду в экипаже... А главный... мало ли что он говорил! А знаешь, Гирька, - вдруг вспомнил я, - ведь я отомстил ему за тебя... Я его убил.
Я гладил его по плечу, сокрушенно вспоминая, как дулся на рыжего во время дороги, а он пытался угостить меня рыбой...
- С-спасибо… что убил и… отомстил, - сквозь слезы на его лице мелькнула благодарная улыбка. – Не представляю, как ты смог! Противно, наверное, было, да?
Гирька понемногу успокаивался, в конце концов, затих, лишь изредка всхлипывая.
- Ты такой горячий, - прошептал он. – Хоть бы не лихорадка какая-нибудь…
И вдруг весь выпрямился, напрягся:
- Арни… подожди… ты сказал, что они уже знали, что ты едешь в экипаже? Но откуда?!
- А гуфр его знает! – почти беззаботно сказал я. – Главное, чтобы они не знали, где я сейчас!
Гирька молча кивнул. Кажется, он пригрелся, потому что перестал дрожать, расслабился и как-то обмяк.
- Арни, - тихонько позвал он меня, - а если мы пока никуда не идем… и не плывем… Можно, я чуть-чуть посплю? А то я очень боялся упустить тебя… и не спал почти… Особенно после того, как твой крик услышал…
- Крик?! Это когда? А... - вспомнил я. – Понятно... Конечно. Давай завернемся получше в одеяло и поспим... ты ведь, наверное, сейчас всё равно идти бы не смог... Да и я тоже, признаться.
Гирька быстро взглянул на мои раны и, содрогнувшись, отвернулся.
- Да… правда, - запнувшись, пробормотал он, стараясь не глядеть мне в глаза. – Давай тогда сначала ты спи, а потом я. Чтобы… покараулить.

2015-09-11 в 02:17 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Я не хочу спать, - искренне сказал я. - Ты давай поспи - сам же сказал, что всю ночь не спал! Да и... что мы можем? Затаиться только... Оружия у нас нет. Ты ведь во сне не храпишь? Ну и я тоже... говорят. Я покараулю...
Я очень надеялся, что озноб и разодранные спина и бок не дадут мне уснуть.

2015-09-11 в 08:52 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Гирька устроился вдоль борта лодки, стараясь занять поменьше места, чтобы мне было просторнее.
- Арни… ты разбуди меня через пару часов, хорошо? чтобы ты успел отдохнуть, и можно было уже уходить… Мне кажется, оставаться тут опасно… вдруг эти вернутся?
- Разбужу, - обещал я, укрывая его. Мне тоже достался краешек одеяла, но я подозревал, что дело совсем не в одеяле или его отсутствии. У меня действительно был жар, и вот сейчас мне вообще хотелось облиться холодной водой – но я знал, что через несколько минут всё будет наоборот. И уселся поудобней, прижавшись к Гирьке – уж во всяком случае мой теплый бок ему не помешает.

2015-09-11 в 15:15 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Рассвет, вроде бы уже начавшийся, словно задремал вместе с Гирькой. Застыл. Звезды погасли, ушел куда-то острый серпик луны, и остались лишь клочковатые серые облака.
А ещё туман.
Он подступил с берега – почти невидный, еле заметный – потом осмелел, сгустился и постепенно укрыл всю лодку словно ажурной шалью. Это было хорошо.
Боль немного притухла, но теперь меня стало колотить от холода – я даже боялся разбудить Гирьку, потому что ежился и старался укрыться краешком одеяла. А ведь я не знаю лечебных трав настолько хорошо, чтобы можно было рассчитывать хоть на малое лечение. Неумеха!
Конечно, если положить сейчас передо мною нужные травы - я смогу правильно сделать отвар. В котелке или кастрюльке... которых нет. И трав тоже нет, и растут ли они в этой местности - неизвестно. Котелки тут тоже... не растут. И рубашка моя осталась у разбойников - из нее хоть бинтов можно было бы наделать для Гирьки!
На занятия целительством я ходил чисто по настроению и в основном через раз. А что - со зверюшками у меня и без того получалось...
Оставалась лодка – и с некоторой надеждой я вглядывался в кормовое сиденье, под которым был оборудован небольшой ларь. Если и есть что -то полезное в лодке - то только там. Потому что сейчас в ней, кроме нас двоих, были только одеяло, веревка да весла...

2015-09-12 в 00:53 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Ну да ничего.
Ведь есть же мы. Вдвоем. Живые...
Я улыбнулся своим мыслям: вот в каких обстоятельствах выясняется, что же, оказывается, главное.
Ни озноб, ни боль, ни следы от кнута, которые мне самому почему-то напоминали о ворах, которых, как я слышал, в некоторых странах порют на площади (хотя, видят Покровители, я ничего не воровал!) - ничего не могло нарушить ощущения, что теперь, все-таки, несмотря ни на что... всё должно быть хорошо.
Обязательно!
Потому что - какая боль, какая порка кнутом могут перевесить невероятное чувство облегчения и счастья оттого, что рыжик - живой?! Да никакие. Разумеется, ещё несколько лет назад я, мечтая о какой-то гипотетической войне или дуэли, представлял себя красиво раненым в плечо или грудь - клинком, разумеется, - ну а лучше в руку, чтобы быстрее зажило... Синяки на лице, расквашенный нос и порка кнутом в моих мечтах почему-то отсутствовали... И вот теперь я понимал - какая же это всё ерунда. Раны заживут, побои забудутся, ну а от самого страшного унижения меня избавил Онгалег, пусть сохранят его... его Покровители и помогут зажить другой жизнью, в которой он не будет якшаться с какими-то мерзавцами и заживет честно и открыто...
Меня беспокоил Гирька, его рана, - я прекрасно помнил слова о том, что "много крови" - и видел повязку, на которой проступило большое темное пятно... Слишком большое. Что же делать? Может быть, по дороге нам всё-таки попадутся какие-нибудь целебные листья? Я совершенно не помнил, как они называются, но как они должны выглядеть, я вспомню... если увижу... по крайней мере, мне хотелось в это верить. И тогда можно, наверное, примотать их к ране - да хоть оторванными полосами от штанов... вот только как быть с чистотой? Вода-то, судя по запаху, стоячая... а как же очищать материю или листья магией?
Кажется, даже мозги скрипели от усердия... то мне казалось, что я помню, а потом, в следующее мгновение, слово улетало, а вместо него приходила какая-то ерунда... обрывки стихов, заклинания на совсем другую тему, и даже родословная рода Хеверро, в которой сейчас не было ни малейшей нужды.

2015-09-12 в 02:44 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Рыжий шевельнулся и застонал, не то от боли, не то приснилось что-то неприятное. Что, в общем, было объяснимо, конечно же. Еще неизвестно, что мне самому приснится – когда и если удастся заснуть.
Неподалеку влажно плеснуло что-то по воде. Я насторожился, конечно же. Но вроде не весло, и больше особо не слышно ничего. Туман скрадывал звуки. И хорошо, и плохо. Нас не услышат, даже когда вон рыжий стонет. Но и мы в случае чего тоже не услышим, если к нам кто-то приблизиться вздумает. Вот как сейчас… что это, рыба? Или все-таки разбойники подкрадываются? Нет, все-таки не разбойники, я думаю… А что делать, если разбойники? То есть понятно, что ничего мы сделать не сможем. Безоружные, полураздетые, раненые… Одна рубашка на двоих, да и та исполняет роль бинта, похоже. Самое ценное и одновременно бесполезное снаряжение – это лодка. Нет, ничего мы не сделаем. И если нас найдут… если мы наткнемся на разбойников снова… Я опять окажусь в плену, а рыжего…
Меня передернуло. Нет! Разбойники ушли! Нас не найдут. И в Гирьку больше не будут тыкать копьем, а меня – бить кнутом. Мы спаслись! Осталось дело за малым – выжить.
После того, как Гирька совершил невозможное, после его отчаянного поступка (который я, как бы он ни возражал, всё-таки считал героическим) - снова плен? Нет. Боги не допустят...
Я посмотрел в сторону берега, который сейчас, в тумане, казался сырым, холодным и неуютным (меня опять начало знобить), потом перевел взгляд вверх, на небо. Глядя на небо, с Покровителем говорить было, пожалуй, легче. Хоть он и не крылатый, мой Покровитель...
- Прошу тебя, - шептал я неслышно, - сохрани нас... Раз уж позволил нам опять встретиться, раз я жив и мой друг спас меня... Сохрани хотя бы его одного! Он этого заслуживает. А я обещаю... больше не быть таким неосторожным... и подвергать Гирьку опасности... насколько смогу. Пожалуйста!

2015-09-12 в 03:34 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!

Сугроб-Онгалег

   

Дешан

главная