22:16 

Гиррэ и Аарне. День второй.

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
.. Утро было странным: я сам, без постороннего вмешательства, проснулся рано.
Такое со мной случается редко и, как правило, не по своей воле. А тут – новые впечатления, некоторая усталость (кстати, отчего? Вроде ж не от чего было особенно уставать, а поди ж ты!) – плюс множество съеденного и выпитого должны были гарантированно уложить меня спать до полудня. Кстати, а когда тропанилла поедет дальше? Так и отъезд можно проспать.
Солнечный луч почти ощутимо щекотал правую щеку и играл пылинками в центре комнаты.

Комментарии
2015-06-23 в 23:36 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Следующей остановкой нашей было селение с "романтичным" названием - то ли Малые Кочки, то ли Большие Косяки, то ли Мелкие Лужи. Наличествовало и то, и другое. Изрядно проголодавшиеся, с затекшими конечностями, мы вылезли из тропаниллы у Приветного Дома. Путь был закончен – на сегодня, разумеется (до Лаута ещё дня два ехать!) – но кажется, в ушах до сих пор скрипело, постукивало, а телу непривычно было на твердой и не колышущейся земле.
Гирька хлопал глазами, глядя по сторонам, как… охотничья собака, которую год держали в доме и даже гулять не выпускали. А тут вдруг сразу: лес, запахи, дичь... Наверное, для художника и впрямь тут было много интересного. Красивый закат со всеми оттенками большой перламутровой раковины. Какой-то древний каменный столб (или статуя?) – как раз на фоне этого самого заката. Пышно разросшийся розовый куст, стыдливо загораживающий помойку. Но помойка явно не желала, чтобы ее загораживали – так и лезла вперед.
Рыжий вдруг дернул меня за рукав:
- Арни, гляди! Гляди, какая! А я думал, наши лошади – самые красивые!
Я посмотрел и вздохнул.
Кобыла, привлекшая внимание моего друга, была достойна запечатления любыми красками и на любом холсте. В смысле – я очень хорошо понял его чувства сейчас. Гладкая атласная шкура переливается огнем, рыжие грива и хвост расчесаны и убраны зелеными лентами, острые ушки любопытно вздрагивают, поворачиваясь на посторонние звуки. Тонкие стройные ножки переступают непоседливо – казалось, не может она стоять спокойно, непременно надо или побежать куда-нибудь, или просто нос свой сунуть… Не животное, а пляшущий язычок пламени – вот такая была кобыла.
- Ух ты! Огнёвка – вот как я бы ее назвал. Чудо рыжее! – восхитился я. – Неужто трактирщик на ней ездит?!
- А давай я узнаю, - с энтузиазмом предложил Гир и тут же умчался выяснять обстоятельства. Подозреваю, что ему просто очень хотелось ее нарисовать со всех сторон, вот и решил заодно присмотреться к красавице. Я вздохнул еще раз. Вот ведь… ребенок!

2015-06-23 в 23:42 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Я успел заказать нам всякой снеди, когда Гирька вернулся и плюхнулся рядом.
- Арни, я узнал! Ты не поверишь! Эту кобылу гонят к нам в Долину!
- Вот это да! Ну правильно… куда же ещё. Если с нашими скрестить – ух! Ты только представь… У кого-то хватило денег, - не выдержал я. Нашей семье держать таких лошадок было не по карману. Спасибо, хоть было на ком научиться в свое время! – Надеюсь, с ней будут хорошо обращаться! – сказал я. – Она действительно слишком хороша и легка... для людей.
- А теперь – готовься! – возбужденно и лукаво выдохнул Гирька. – Хозяином этой красавицы будет твой дядя! Эта лошадка – подарок Кэссару эйл-Хеверро, мне так девушка сказала, которая ее в Долину ведет!
- Здорово! – искренне обрадовался я. – Значит, смогу ее увидеть. А может быть, дядя даже прокатиться разрешит… Я и не знал, что где-то ещё разводят таких красоток. Тебе не сказали, откуда ее гонят?
- Сказала, - кивнул Гирька. – Ее зовут Нэйлин, она говорит, что ее отец разводит таких лошадей. А отец этой Нэйлин – Райан, приемный брат Синего Сокола. Вот так-то!
- А он... его самого тут нет? – живо спросил я. Синий Сокол и его названый брат – до сих пор были почти легендой. Именно эта легенда и то, что дядя Кэс был к ней причастен, и не давали мне покоя много лет… пока я не уехал из Долины.
- Нет, только Нэйлин и Лисичка. Лисичка – это лошадь… А ты хотел с ним поговорить? Ты с ним знаком, да? – в глазах Рыжего вспыхнул восторг. – Может, нам к нему в гости заглянуть, если знаком? Я бы тоже хотел…
- Нет. К сожалению, не знаком, - признался я. – Я только слышал про него…
- Оо… ну, может, твой дядя вас познакомит, - пожал плечами Гирька. – А ты знаешь, где он живет?
- Младший Сокол? Кажется, в Камагее.
- А сидхе Кэссар?
- Он… Он в разных местах. У него, кроме дома в Долине, есть, кажется, дома и в Туззоле, и в Камагее, в разных городах. Он ездит туда, поживет там какое-то время, потом уезжает… потом в Долину… Я слышал, как он сам говорил, что порою сам не знает, где будет через месяц. Здорово, правда?
- Не знаю, - задумался вдруг Гирька. – Я бы так не смог, наверное… Ну то есть… одно дело – путешествовать, а другое дело – жить. Попутешествовал – и живешь, дома. А так, чтобы домов много, и не знаешь, какой из них настоящий…
- А если все – настоящие? Сегодня тебе хочется пожить в одном, а завтра в другом…
- Дом – один, - упрямо качнул головой рыжий. – Я не хочу жить в разных местах.
- Наверное, ты прав, - пожал я плечами. – В таком случае, я не знаю, где у дяди Кэса настоящий дом. Быть может, всё-таки в Долине…

2015-06-23 в 23:42 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
Я ещё раз пожалел, что так мало общался с дядей Кэсом. Интересно, а если я сказал бы ему, что собираюсь поехать странствовать и посмотреть людские страны? Как бы он среагировал?
Скорее всего, сказал бы «сиди-ка ты дома…» А вдруг? Но теперь уж поздно. А здорово было бы набрести на его резиденцию где-нибудь в Камагее!
Разговор наш тянулся вяло и медленно, - Гирька попытался рисовать, но потом бросил. Кажется, он начал рисовать ту замечательную кобылу. Но вечером, на столе рядом с едой, на каком-то клочке бумаги… словом, он бросил. Хотя я очень надеялся, что потом Гирька вспомнит и нарисует по памяти!
Рыжик со вздохом отложил бумагу и снова принялся за утиную ножку с энтузиазмом оголодавшего лисенка. Прожевав первую порцию, он кивнул на входную дверь и пробормотал:
- О, вон она… Нэйлин, которая лошадку перегоняет.
- А ты с ней познакомился, да? – тихо спросил я.
- Ну а как бы я еще узнал, куда и от кого? Конечно, познакомился. А ты что, тоже хочешь? Она кстати ничего, симпатичная девчонка. Хоть и не из наших.
- Тоже хочу, да…
Я встал, пока решимость моя не улетучилась, и подошел к девушке, которая, похоже, осматривалась, где бы присесть.
- Нэйлин! – позвал я.
Она удивленно оглянулась.
- Доброго дня, - сказал я, - мой друг рассказал мне о вас. Вот…
И я приглашающим жестом указал на наш стол, за которым расправлялся с утятиной Гирька.
- Не хотите ли присесть за наш стол? Нам было бы приятно…
Девушка благодарно улыбнулась и кивнула:
- Спасибо, благородные сидхе. Вот уж не ожидала, что буду ужинать в столь возвышенной компании!
Я даже растерялся на миг. Была, да, была мысль, что мы делаем девушке честь, приглашая сесть с нами… А потом я вспомнил, что она – дочка младшего Сокола. И ещё неизвестно, кто из нас выше по статусу, если вдуматься… Даже если и я – то ненамного. Может, она издевается?
Но Нэйлин улыбалась приветливо. Темные глаза ее смотрели прямо и без подобострастия, чуть вьющиеся волосы зачесаны назад и собраны кожаным шнуром в простой хвост. Фигурка у нее была что надо, и лицо очень приятное, а манера держаться напоминала молодых Волчиц с пограничных застав – спокойная и веселая уверенность в себе…

2015-06-23 в 23:43 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Вы, наверно, проголодались, - сказал я, подзывая девушку-подавальщицу. – Как добрались сюда? Издалека?
- Из Таурга еду, - ответила она, опускаясь на табурет. – Пока без приключений, хвала Небу и Земле. Ваш друг меня о кобыле спрашивал – вот ее и гоню. Понравилась скотинка, да?
- О, не то слово, - ответил я. – Она такая… такая, что даже скотинкой не хочется называть. Она… благородная. Изящная. Просто чудо!
Говоря, я ухитрился несколькими жестами заказать у служанки еду и выпивку.
- Да, Лисичка очень славная, - кивнула Нэйлин. – Хотя Балобан мне все равно больше нравился. А будет ли слишком большой наглостью с моей стороны спросить у благородных сидхе, как их зовут и куда они путь держат?
И глаза ее сверкнули весело и чуть-чуть насмешливо.
- Гиррэ-эйл-Тэррга, - с легким поклоном представил я Гирьку. – И Аарне-эйл-Хеверро… - слегка склонил голову ещё раз. – А куда направляемся… Наверное, в Камагею.
- О, Хеверро? – темные глаза вдруг сверкнули сиреневым. – Уж не родич ли Вы Кэссару эйл-Хеверро?!
- Да, племянник… - сказал я и честно прибавил:
- Троюродный.
- А Вы его тоже знаете? – озадачился Гирька, но тут же сконфуженно ойкнул, - ой, я не сообразил… наверняка знаете…
- Знаю, конечно! – взгляд Нэйлин стал теплым и чуть ли не ласковым. – И я, и Рэй зовем его дядей Кэсом, он сам так велел себя называть.
- Нэйлин, а можно вопрос? – Гир уставился на нее с неукротимым своим любопытством. – Он, правда, немного личный, но…
- Попробуйте, Гиррэ, - кивнула она.
- Мне показалось, или у Вас глаза цвет поменяли?
- Ну… я не знаю, показалось Вам или нет, но менять цвет они могут, - усмехнулась девушка.
- А… почему? – не выдержал я, проявив банальное любопытство. – Это… от освещения? Или, быть может, от усталости или…
- Или, - рассмеялась она. – Смотря какой цвет, конечно… Но вообще это зависит от моих чувств и моего состояния. Напугана я или радуюсь, плохо себя чувствую или злая. По-разному, в общем, - тут она лукаво улыбнулась, чуть сощурившись, - а я раньше думала, что все эйлы все на свете знают, даже такую ерунду.

2015-06-23 в 23:43 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Это смотря какие эйлы! – вздохнул я. – К сожалению, много есть таких, что ничего не знают. Вот мы, например… Но ведь мы же можем исправиться? Если постараемся… и вы нам поможете…
- Надо подумать, сидхе Аарне, - звонко рассмеялась она. – Ничего не знающие эйлы – это такая редкость, мне кажется. Не стоит ли оставить все как есть, дабы не потерять такой раритет?
- Не получится, - я сокрушенно развел руками. Хорошо она нас приложила! Два уникальных дурака… так получается. – Мы уже уехали из дома и неизбежно наберемся каких-то знаний. И для начала я хотел узнать про Ваши глаза!
Нэйлин пожала плечами:
- Ну… Вы узнали, сидхе Аарне. Про глаза. И раз уж начался этот неизбежный процесс… да тем более Вы попросили мне о помощи… Спрашивайте дальше, я постараюсь удовлетворить Ваше любопытство.
- А это только ваша особенность – менять цвет глаз? – спросил я. – Это, наверное, магия? Такому невозможно научиться?
- Это не магия и научиться этому невозможно, - спокойно сообщила девушка. –Единственный известный мне способ заполучить такие глазки – заполучить в родители какого-нибудь озуа. Мои глаза… и глаза моего брата – это наследство от нашего отца. У моих детей таких глаз уже не будет, потому что отец и сам уже полукровка, у меня четверть крови озуа, а дальше эта особенность не передается.
- Как жаль, - прошептал я. Мне и вправду почему-то стало очень грустно от мысли, что такие глаза – то черная ночь, то северное зарево или волшебный фейерверк – останутся только у Нэйлин. Озуа… вот оно как… Я и слышал это слово, кажется, всего один раз. И казалось мне, что это то ли остров, то ли селение…Что младший Сокол – не эйл, знали все. Но я думал, что он человек!
- А Вы не могли бы рассказать нам немного про озуа… и про Вашего отца? – спросил я.
Гирька, не говоря ни слова, уставился на девушку в нетерпеливом ожидании.
- Вам правда интересно? – удивилась она. – И… почему – жаль? Поверьте, пока не научишься этим управлять, от этой способности одни хлопоты, честное слово! Любой хоть сколько-то сведущий в этом может определить, что ты чувствуешь! Это же ужасно! Нашли, о чем жалеть! Да я Вам знаете как завидую! Уже потому, что у Вас глаза обычные! А про папу… даже не знаю, что и рассказывать… он – полукровка-озуа и он целитель. И лошадей вот разводит еще. А в Озуат я и не была ни разу и озуа почти не знаю. Только вот отца да еще Нари… Наэрре. Но он тоже… полукровка.
- И у него такие же глаза? – спросил я, удивившись про себя, что, кажется, я уже ревную девушку к неведомому Наэрре.

2015-06-23 в 23:44 

Ллойд
Активный участник Международного Броуновского Движения
- Конечно. У него матушка – озуа, он от нее унаследовал. И глаза, и еще всякое другое. И поет он, - она мечтательно вздохнула, чуть прикрыв глаза, - поет он чудесно! Мне бы так!
- А Вы тоже поете, Нэйлин? – спросил я.
Не знаю уж, как там поет этот самый Наэрре, но голос Нэйлин мне очень нравился. Это было волнующее и непривычное сочетание… бархата и колокольчика. Колокольчик, лежащий на бархате… темно-вишневого цвета. Или нет. Бархат был цвета осенних листьев...
И что это я вдруг, как Гирька, стал мыслить а цвете? Странно. Но если бы я умел рисовать, я бы обязательно нарисовал Нэйлин.
- Мне бы хотелось, но у меня слуха почти нет, - честно призналась она. – Я даже уроки брала, но мне и наставник сказал, что это не мое. Вроде и голос неплохой, а по ушам ровно олени потоптались. Расстроилась ужасно! Да еще отец попросил вот кобылку отогнать в Долину, пришлось прервать занятия…
Она покосилась на рыжего и улыбнулась:
- Гиррэ, я же вижу, что спросить что-то хотите… Неужто совсем про что-то стыдное, что Вы так стесняетесь?
- Нет, просто… не прерывать же… - смутился Гирька. – Я только удивился, что этот другой озуа… и вдруг с эйлским именем. Или там, в Озуат этом, такие же имена, как у нас? Разве так бывает, чтобы два разных народа, а имена одинаковые?
- Бывает или нет, я не знаю, а с Нари все просто. У него просто папа из ваших. Дересси, кажется. Очень холодный и молчаливый тип, мне не понравился. Вы только не обижайтесь, парни, вы-то совсем не такие.
- Да, мы не такие... - усмехнулся я. – Мы болтливые и совсем не угрюмые, правда, Гирь? Но если я, конечно, не ошибаюсь, то этот угрюмый Дересси, отец вашего знакомого, он знаменитый ученый. И целитель.
- Целитель? – она помолчала, словно бы роясь в памяти. – Не знаю… наверное, и правда… Раз папа все-таки…
Тут девушка осеклась, кинула на меня беспокойный какой-то взгляд и радостно переключилась на принесенные подавальщицей закуски, довольная, что можно на что-нибудь отвлечься.
- О, пиво! Отлично! Отец мне пиво пить не очень-то дозволяет, а матушка говорит, что дочь двэрров может пить сколько хочет пива! Ну я при папе стараюсь не употреблять, конечно, а так… наверное, и я впрямь дочь двэрров. В том, что касается пива, по крайней мере.

2015-06-23 в 23:47 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- А Вы не очень похожи на двэрров, Нэйлин, - сказал я. – Наверное, Вы больше похожи на отца. А я слышал о нем. Правда, мало… И очень жалею, что не знаком.
Так бы мне и позволили познакомиться! Даже если бы и была такая возможность… Разве что только если бы рядом был дядя Кэс. Как он тогда возмутился! Почти зарычал. Вот кто истинный Барс – по крови, по характеру! Я никогда мать такой испуганной не видел. А ведь она всего лишь сказала что-то вроде "что это за недоразумение в приемышах у Сокола?"
Она удивленно взглянула на меня и спросила:
- Почему жалеете? – и, покраснев, смущенно добавила, - папа говорил, что эйлы в большинстве своем не стремятся с ним знакомиться. Я как-то не ожидала…
- Может быть, потому, что я не большинство. А может быть, потому, что… его уважает мой дядя Кэс.
Насчет уважения не знаю – об этом разговора не было. Но та часть беседы, которую я невольно подслушал, касалась того, что младшего Сокола уважает и любит Энтрадес. А его я видел всего пару раз – но этого было достаточно, чтобы понять: младший брат должен быть очень хорошим человеком. Ну, или озуа. Вот не мог я себе представить, чтобы старший Сокол взял в братья кого попало!

2015-06-23 в 23:48 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Я поняла, - кивнула Нэйлин. – Но Вы не переживайте, может, еще и познакомитесь.
- Мне тоже так кажется. А где живет Ваш отец? Если, конечно... - я замялся, - вопрос не покажется Вам нескромным.
Сказал и сам удивился. Это же не эйлка, почему я с ней так разговариваю?!
Но менять тон не хотелось. Моих родителей тут нет – и я сам решаю, КАК говорить.
- Да что в нем нескромного-то? – Нэйлин расправилась с сырными колобками и сейчас с удовольствием пила вожделенное ею пиво. – Вопрос как вопрос. В Таурге он живет, на улице Трех Дубов. Не ошибетесь – у нас единственный сад в городе, где растет иттийский кассамакиль! Папа его два года уговаривал прижиться, и получилось!
- Иттийский?! Но ведь… он нигде, кроме иттийских островов, не растет? – поразился я. – Правда, Гирька? Ты же лучше меня знаешь деревья и всякие кусты…
Рыжий торопливо дожевал последнюю редиску и тотчас же кивнул:
- Правда. То есть… говорят, что на южном побережье, в Шарре что ли, его пытаются высаживать, но он там мелкий и все равно не цветет. А уж чтобы в Камагее…
- А у нас цветет! – торжествующе заявила девушка. – И уже довольно большой! Очень красивый, между прочим.
- Потрясающе, - искренне сказал я. – А в эйлской Долине я ни разу не видел этого дерева. Только слышал о нем. У нас он не растет… Один раз видел цветы. Но не живые, засохшие…
- Зато у вас много всякого другого растет, чего нигде больше не встретишь, - утешила она меня.
- Например, сивешиль, - с энтузиазмом встрял Гирька. – Помнишь, Арни, как мы его с тобой собирали? У него такие вкусные семечки! Но он только у нас в Долине водится.
- А у нас же есть! – обрадовался и полез под стол. Там лежали наши мешки – как-то мне не хотелось оставлять их без присмотра.
Я долго, сосредоточенно рылся и чуть ли не пыхтел. Но всё-таки добыл кулек и торжествующе водрузил его на стол:
- Вот! Попробуйте…

2015-06-23 в 23:48 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Ой, спасибо! Дядя Кэс один раз привозил, когда я маленькой была, мне очень понравилось! - тут она вдруг испуганно взглянула на меня, и в ее глазах засверкали ало-рыжие искры. – Ой… это ничего, что я так… Вашего дядю зову? Вам не обидно? А то я привыкла его так называть и только сейчас подумала, что, может, Вам неприятно это будет…
- Ну почему же?! Он же сам сказал, чтобы его так называли… Я тоже зову его «дядя Кэс».
- Получается, мы с Вами почти что родственники, - с облегчением рассмеялась Нэйлин. – ну, раз у нас с Вами один дядя…
- Нэй, вот ты где! – прогремел голос от самых дверей, заставив девушку сначала вздрогнуть, а затем гневно вскинуть подбородок. – Ну почему ты все время вынуждаешь меня заниматься твоими поисками?
Губы Нэйлин сердито сжались, но она сдержанно отозвалась:
- Я здесь, дядька Барт. И я никуда не пряталась. В этой, как ты говоришь, дыре, всего один приветный дом с приличной едой.
Дядькой Бартом оказался невысокий крепыш из двэрров, с пышной шевелюрой и характерными для них золотистыми глазами. Он подозрительно изучил нас с Гирькой и сказал:
- И какая холера понесла тебя в дорогу, а?
Я выпрямился.
- Предполагаю… Кстати, доброго вам вечера, уважаемый. Так вот, предполагаю, что холера, возможно, понесла в путь нас с другом – ведь мы поехали туда, куда решили сами. А Нэйлин, насколько мне известно, поехала по поручению отца? И не за своими нарядами, а чтобы передать подарок?
Тут Нэйлин немного смутилась и… ничего не сказала. А дядька Барт фыркнул и заявил:
- Ну да, конечно! То-то она пять дней подряд ему мозги прессовала – отпусти, мол, к братику Долину посмотреть! – он слегка сощурился и чуть спокойнее продолжил, - вам тоже доброго вечера, господа эйлы. Вы уж не серчайте на эту буянку, поди, заболтала совсем… Нэй, идем, хватит уже отвлекать этих благородных юношей от их, без сомнения, важных дел.
Нэйлин обиженно насупилась, но неожиданно послушно встала из-за стола:
- Спасибо вам, сидхе Аарне и Гиррэ, очень рада была познакомиться. Увидитесь с дядей Кэсом – передавайте ему привет от меня.
- Быть может, вы посидите с нами? – спросил я. – Уверяю вас, никаких важных дел у нас нет, кроме как поужинать и заказать комнату.
Я так надеялся погулять с нею где-нибудь тут, возле цветущих кустов! Хотя бы просто погулять…
Двэрр хмуро качнул головой, но тут Нэйлин не выдержала:
- Дядька Барт, ну хватит уже! Я же не маленькая девочка, которую надо укладывать спать сразу после ужина! Я взрослая уже! И эти парни – не чужие нам и даже знают про папу! Сидхе Аарне вон вообще племянник дяди Кэса! Почти брат получается!
Барт мрачно вздохнул и пробухтел:
- Меня зовут Барттен Эрсси. Мы с Нэй принимаем ваше любезное приглашение, господа эйлы.
И обреченно сел за стол рядом с вернувшейся и сияющей от своей маленькой победы девушкой.
А она села рядом со мной! Ура!

2015-06-23 в 23:49 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
Я заказал ещё вина, пива (двэрр же!), какой-то дорогой рыбы… Гирька взирал на меня удивленно и с интересом. Двэрр тоже что-то заказал, явно из чувства независимости, а я спросил у девушки:
- А ваш брат – вы сказали, он у нас в Долине сейчас? Я правильно понял?
- Правильно, - Нэйлин раскраснелась (не то от пива, не то от спора с двэрром) и стала совсем уж прехорошенькой. – Арэйн уехал туда еще раньше, он теперь там живет, у дяди Ланта…
- У дяди Ланта? У Энтрадеса? – не очень уверенно спросил я. Хотелось бы мне тоже называть Синего Сокола дядей… и послушать, как он поет. – И вы тоже поедете туда? К брату?
- Я уже туда еду! Ну то есть… в дороге мы. Если честно, по Рэю я совсем не соскучилась, он – зануда такой… Но вот Долину Вашу посмотреть мне бы очень хотелось! А Рэй там уже давно, сможет что-нибудь показать… ну или познакомить с кем-то, кто покажет.
Первый раз я пожалел, что мы уехали именно сейчас. А то я ведь тоже мог бы показать ей Долину… Не возвращаться же теперь!
Одно утешало: раз она едет к Соколам, мы всё равно могли бы не увидеться – даже если бы я сидел в Долине.
- Я бы тоже с удовольствием показал вам всё! – с воодушевлением сказал я. – Но может быть, у меня ещё будет возможность… А это селение вы знаете?
Она пожала плечами:
- Село как село, что его знать-то? Севернее болотце какое-то вроде, храмина деревянная есть, еще едальня одна, но там невкусно совсем. За храминой общинный дом стоит – большой. Там сегодня свадьбу играть будут, говорят… Хотите посмотреть местную свадьбу?
- Очень! – сказал я. - Я и был-то на свадьбе всего два раза… А на людской – вообще ни разу…
Барт сердито посмотрел на нее, и я понял, что смотреть на местную свадьбу мне придется в его компании. То есть – и в ее тоже, конечно, но…
И тут Гирька негромко кашлянул и осторожно спросил:
- Господин Эрсси, а вы чем занимаетесь, если не секрет? Мне почему-то кажется, что вы – не купец… Ведь не купец?
- Нет, не купец, - ворчливо, но неожиданно добродушно отозвался двэрр. – Стеклодув я… для барышень бусы стеклянные сделать али фигурки какие – это ко мне. Или там вазы если…

2015-06-23 в 23:49 

Lyona_L
Нормальность в этом мире неуместна!
- Ух ты! – Гирька подался вперед. – Так вы, выходит, стекольный художник?! Я слыхал, стекольных дел мастера могут птичек из стекла делать – чтобы как живые! Или рыбок… в воду таких на ниточках прозрачных подвешивают в стеклянном же сосуде – и как будто настоящие там плавают… покачиваются… Вы тоже так можете?!
- Могу, - Барттен улыбнулся гирькиному энтузиазму, - и птичек, и рыбок, и бабочек. Из цветного стекла. А лучше всего у меня цветы выходят. Розы – и чтоб каждый лепесток видать, или, скажем, ирисы… А вот месяца два назад ветку рубелы сделал – так меня сама графиня Тэрг благодарила, сказала, что мол даже в королевском дворце такого не сыщешь!
- А вот такое смогли бы сделать? Чтобы на стол ставить и любоваться? – Гирька тут же вытащил свой альбом и быстро что-то там набросил.
- Ух, как это ты так быстро… - растерянно моргнул двэрр, но тут же живо уставился в гирькины наброски… и пропал. Минут пять спустя эти двое уже жарко спорили о том, надо ли при создании стеклянной розы делать ей шипы, и если надо, то сколько и где. Когда они дошли до обсуждения окраски рыбьей чешуи, Гирька искоса взглянул на меня и вдруг весело подмигнул.
Я быстро прижал руку к груди – мол, спасибо, ценю! Гирька часто меня выручал подобным образом. Он мог отвлечь на себя кого угодно – его искренняя, порой чем-то наивная манера общаться не могла оставить равнодушным никого. Во всяком случае, когда я его встретил, я постарался сделать всё, чтобы мы подружились. Среди частого одиночества и редких встреч с приятелями, которых одобряли родители, Гирька был как глоток свежей родниковой воды между дешевых вин и переслащенных компотов…
- Быть может, мы пойдем посмотрим свадьбу? А вы потом к нам присоединитесь… почтенный Барртен, - вежливо кивнул я и встал с места.
Барттен рассеянно кивнул, не желая отвлекаться от увлекательной беседы с рыжим, Нйэлин изумленно посмотрела на своего провожатого, потом на меня, молча поднялась и тихонько выскользнула следом за мной во двор.
- Поверить не могу! – потрясенно выдохнула она. – Чтобы дядька Барт не увязался следом… ваш друг – колдун и маг, да, сидхе Аарне?
- Нет! Совсем нет… Не больше, чем любой из нас, - сказал я чистую правду. Нэйлин заинтересовалась Гирькой? Может быть, он ей больше подходит… что уж там…
- Он просто… художник. Настоящий… потому что любит то, что рисует, и делает это с душой… - задумчиво сказал я. – Он очень хороший…
- Просто художник? Надо же… - она вдруг внимательно посмотрела на меня и спросила, - а вы, сидхе? Кто вы такой?
- Не надо звать меня «сидхе», - попросил я. – Просто Арни. Кто я? Да пожалуй что никто пока…Наверное, потому я и уехал – чтобы это понять.
Так легко сказалось то, что я и сам доселе не понимал как следует! Почему я сказал это именно ей?!
- Вы ищете свой путь, си… Арни? Думаю, у вас получится. У вас все впереди, и путей этих может быть очень много.
Она грустно улыбнулась и повела меня вверх по улице, откуда уже доносился невнятный пока что шум.
Я пошел следом, желая и не решаясь взять ее за руку. Почему Нэйлин опечалилась?
А потом вспомнил… и мне стало стыдно.
Вспомнил я опять же дядю Кэса. «То, что люди живут неизмеримо меньше, ещё не значит, что они хуже! И дай Покровители некоторым эйлам успеть столько же за свою длинную жизнь!»
Или это сказал Синий Сокол? Они друзья… и наверняка думают одинаково. Я-то успею – а успеет ли Нэйлин выполнить то, что задумала?!
- Это если я умею искать… пути, - сказал я тихо.
- Вы научитесь, - уверенно сказала она мне. – И я научусь, и вы научитесь. Можем потом как-нибудь встретиться и похвастаться друг дружке, чему именно мы научились. Хотите?

     

Дешан

главная