Райан Вадев
То, что они пойдут-таки к этой самой Номме Меккис, стало ясно, когда они вышли из трактира. Ранша стремительно (похоже, это было обычным для нее - все делать стремительно) вылетела следом и сунула Алланту в руки обрывок из нотной тетради с поспешно накарябанным адресом. И тут же снова куда-то умчалась.
Эйл внимательно изучил написанное и нежно проворчал:
- Как был почерк безобразный, так и остался. Как она его сама-то понимает, хотелось бы знать?
Райан, которому удалось вытребовать обратно свой лук, убедив эйла в том, что он чувствует себя просто замечательно, усмехнулся и заметил:
- Это ты моего еще не видел.
Они пошли на поиски меблированных комнат Приветного Дома Меккисов, болтая о каких-то совершеннейших пустяках. Хорошо, что Таург - не столичный город, им не пришлось каждые пять минут прижиматься к стенам домов, чтобы пропускать умбрессо многочисленных аристократов, коих так много съезжается в столицу Камагеи. Не говоря уже о Малом выезде Его Королевского Величества Ойвеха Второго, во время которого гулять по Телгаре (коя, собственно, и была камагейской столицей) вообще не стоило. А вот в Таурге все было гораздо тише и спокойнее. Во всяком случае, за все то время, что они шли от трактира до Номмы Меккис, их чуть не задавил всего один умбрессо, да и тот оказался довольно потрепанным представителем этого славного семейства экипажей.
Решив слегка срезать путь, Аллант свернул в какую-то сельского вида подворотню. Где они и были атакованы самым неожиданным образом. Вернее, атакован был только Райан, а Алланту оставалось только давиться от смеха, пытаясь оттащить нападающего. Все началось с того, что из какого-то двора донесся истошный мяв, и не успели они опомниться, что-то пестрое и лохматое, не прекращая орать, взгромоздилось на голову озуа. И сразу следом за ним из калитки вылетел рыжий пес. Уже в прыжке зверь понял, что ситуация изменилась, но останавливаться из-за этого не собирался. Желтоватые клыки сомкнулись на рукаве куртки. Рукав не выдержал такого издевательства, и в пасти животного оказался здоровенный клок старой кожи, который никак не хотел отрываться окончательно.
Эйл попробовал оторвать пса от "добычи", но не тут-то было. Зверь не собирался так просто отпускать то, что попало ему в зубы. Райан наконец-то сориентировался и спокойно снял с головы упирающееся и цепляющееся нечто, оказавшееся трехцветным подросшим котенком. Он посмотрел на собаку зелеными от ухваченной за хвост Силы глазами и строго сказал:
- Не хулигань.
Пес мгновенно отпустил рукав и возмущенно гавкнул. Озуа фыркнул и махнул рукой в сторону двора, откуда уже бежала перепуганная девчонка. Собак недовольно покосился на Райана и быстренько улизнул, не дожидаясь хозяйского гнева.
- Господа! Простите, господа! - зареванное существо жадно смотрело на зверушку, уже уютно урчавшую в руках эйла (у Райана кот оставаться не пожелал). Аллант поспешно вернул пушистую собственность юной владелице и, не дожидаясь изъявлений благодарности, потащил озуа прочь, все еще хихикая. Впрочем, он довольно быстро посерьезнел и огорченно заметил:
- У тебя очень плохая реакция. Особенно для воина. Если бы это было что-то не столь безобидное, ты был бы уже мертв.
Райан покраснел, но ничего не ответил. Просто потому что какой смысл возражать, если собеседник прав? Реакция-то у него и впрямь никудышная, и воин такой же на самом деле. Он и ценился-то соратниками только за меткость и уверенность в стрельбе - именно они были в основном нужны в коротких гарнизонных стычках. В ближнем бою от него никакого толку не было.
- Правда, Райан!- продолжал Аллант. - Ты бы все-таки занялся эмпатией своей, мне кажется, она здорово повысит... наши шансы на выживание. Это же редкое умение, а ты...
- Хорошо, - обреченно вздохнул озуа. - Прямо сейчас?
- Ага. Прямо сейчас. Стоя посреди улицы и зазывая желающих: "Никому не сказать, какие тайные мыслишки вас тут одолевают?" - хмыкнул Аллант.
- Мысли? - Райан явно растерялся. - Но я не умею читать мысли. Аллант, ты перепутал. Это не озуа, это унды владеют телепатией.
- Значит, настроения, чувства, страхи... Да?
- Примерно так. Только расплывчато.
- Тем более! Будешь практиковаться... и может быть тогда это будет уже не расплывчато? - задумчиво проговорил Аллант, и Райан с интересом увидел его неожиданно жесткий и собранный взгляд.
- Мне что, на тебе тренироваться? - улыбнулся озуа. - Вряд ли я найду добровольца, согласного на такое.
- А что, разве нужно спрашивать разрешения? - усмехнулся эйл.
- Если учишься, то да... Ну, сам подумай... я ведь тогда могу слушать и спрашивать параллельно, что и как... Но кто согласиться так обнажаться перед чужаком? Да даже перед близким?
Аллант немного помрачнел и внимательно поглядел на Райана. Судя по всему, ему этого тоже не хотелось... Озуа понимающе качнул головой:
- Вот видишь... это ж какое доверие нужно испытывать. Ой, смотри, это не то, что нам нужно, а?
За поворотом показался трехэтажный дом из темного кирпича с покатой светло-серой крышей и двумя затейливыми балкончиками на третьем этаже. Над крыльцом красовалась узорчатая вывеска с названием этого места. "Приветный дом Меккисов". За домом угадывался сад, а небольшой двор украшали старая груша и резная деревянная скамейка.
Эйл кивнул, не то соглашаясь оставить на время тему эмпатии, не то подтверждая, что они пришли туда, куда надо.
Полчаса спустя они уже были гордыми обладателями ключей от смежных комнат на втором этаже этого славного приюта для странников. Правда, это были не слишком богатые комнаты, так как Райан настоял, что за себя он платить будет сам, ну а поскольку денег у него было не густо, то и досталось ему... то, что досталось, в общем. Почему Аллант решил жить в таких же непритязательных условиях, озуа не понял, но спрашивать постеснялся. В конце концов, может, у него тоже с финансами туго. Или еще что-нибудь... Да мало ли причин может быть...
Мебель в комнатах была добротная, но ее было как-то маловато. Зато сразу бросались в глаза чистота и отсутствие насекомых, которых Райан не выносил и всегда старался избавиться, беззастенчиво пуская в ход свою Силу. Но сейчас он был рад, что не нужно тратить время на такое неинтересное занятие.
И еще - тут была Кровать. Именно так, с большой буквы. Даже две. Райан тут же вступил в битву со своим нетерпением и выиграл со смешным счетом два к одному. Но выиграл. И не рухнул сразу на вожделенную постель, как того требовал его несколько потрепанный организм. Нет, он сначала разулся и снял куртку, а рухнул уже потом.
Аллант присел на свою кровать, сбросил маленькие, какие-то изящные сапожки - и угнездился в позе, которая, сразу видно, была ему привычной - и неудобной для кого-нибудь ещё: поджав под себя ногу, он задумчиво сцепил пальцы на колене другой и откинул голову назад...
Какие длинные пальцы... Значит, он гитарист! Девушка говорила...
Как бы хотелось послушать.
Может, когда-нибудь?


... Ша была права, дом и впрямь славный. Даже клопов нет. И то, что комнаты смежные, тоже хорошо. Мечта телохранителя, ага. А то вечно запрутся, и доказывай им, что ты должен быть всегда поблизости. Что в данном случае было бы проблематично, учитывая незнание объекта о том, что он под охраной находится. Тьфу. Ну что за мысли, а?
Я сел на кровать и увидел, как Райан с наслаждением упал на свою. Умаялся-то как, бедолага... сразу плюх. Нет, чтобы умыться для начала.
- Устал? - задал я глупый вопрос. - Или... у тебя уже ничего не болит?
- Да так, - задумчиво отозвался озуа. - Пожалуй что и не болит. Выходит, устал. А ты - нет?
- Да вроде пока не от чего уставать, - прикинул я. - Разве что от переедания...
- Да уж, - тихонько засмеялся Райан, - это была тяжелая битва. Ты всегда так много заказываешь?
- Неее, что ты! - я испугался. - Раз в неделю, наверное... Или...ну после ранения, например.
- О! А сегодня был раз в неделю, я правильно понял? Ты же вроде не ранен? - он приподнялся на локте, чтобы бросить на меня испытующий взгляд.
- Вроде нет. - Я придирчиво осмотрел себя, заглянув для верности в вырез рубашки.
- Ну, значит, раз в неделю, - удовлетворенный кивок. - А хорошее место здесь, правда? В том трактире я бы не рискнул останавливаться, если честно.
- Да? А почему?
- А там... - начал было он и вдруг замолчал, задумавшись.
- Ну-ка продолжай, - мне стало интересно. - Что там, в трактире? Кстати, комнаты там были...
- Там хозяин, - озуа говорил медленно, словно фразы не желали строиться, и ему приходилось прилагать усилия, чтобы согнать слова в кучку. Или найти те единственные правильные, которые не позволят фразе развалиться, не сложившись... - Или это не хозяин? Да, ты же говорил, что он брат хозяина... Я случайно его послушал - да ты помнишь. И мне не понравился...
Райан снова замолчал, сбившись в поисках нужного слова...
- И что же тебе не понравилось? - А правда, что же там могло быть-то? - - Ты расскажи всё, что почувствовал... заодно и поймем, быть может, ошибаешься ты или нет...
- У него такая буря была в чувствах, - смущенно ответил этот горе-эмпат. - Но это бывает... не в этом дело. Просто слишком противоречиво все - и все относилось так или иначе к тебе. Земля и Небо! Не знаю я, как это объяснить! И радость, и досада, и стыд... Он это испытывал только стоя рядом с тобой или приближаясь к тебе. Я далек от того, чтобы в чем-то подозревать этого человека, но... Не хотелось бы мне ночевать с ним под одной крышей.
-Мда? Странно как...
Я подпер подбородок кулаком на манер "пригорюнившаяся кумушка", всерьез пытаясь разобраться.
На лице Райана промелькнуло мгновенное выражение детской обиды...
- Нет, я тебе верю, - поспешно добавил я. - Видно, всё так и есть... но демон меня забери, если я понимаю, с какой стати ему испытывать передо мной стыд?! Да ещё смешанный с чем-то там... Обсчитал, что ли? Да нет, я примерно представляю всегда, сколько ужин стоит... Да и с каких пор трактирщики этого стыдятся?!
- Вот этого я не знаю. - Райан сник. - Но не думаю, что столько разных эмоций может вызвать какой-то денежный обман.
- Да, пожалуй... Может быть, он не так уж и рад, что я спас его брата, потому что на наследство рассчитывал? Не хотелось бы так думать... Вроде бы он к брату очень привязан... Ладно, - решил я. - Хватит гадать. Мы оттуда ушли... и ладно. А ужин, тем не менее, был вкусный! Не правда ли?
- Правда, правда, - вздохнул озуа, - только очень много. Последний раз меня так пытались накормить, когда еще матушка жива была. Собственно, она и пыталась.
- И давно это было? - решил полюбопытствовать я.
- Шесть лет назад, мне еще десяти не было, - задумчиво так произнес Райан.
И тихо улыбнулся. Вспомнил, значит...
- Значит, тебе шестнадцать?! - вычислил я. Ага, гениальное умозаключение, другой бы не догадался. - Я считал, тебе больше...
- Почему? - Он явно озадачился. Взгляд заинтересованный, были бы кошачьи уши - уже бы торчком стояли.
- Почему? Ну... так ты выглядишь, и способности твои... попадать в веселые ситуации... обычно в детском возрасте как-то по-другому проявляются, - сказал я, вспоминая, как мы когда-то чудили с Кэсом.
Райан засмеялся. Что это я такого смешного сказал?
- Что? - Спрашиваю, невольно улыбаясь.
- В детстве у меня этой способности вовсе не было, - все еще посмеиваясь, сказал озуа. - Да и сейчас... фактически ты стал свидетелем второго ее проявления.
- Да? Я вообще везучий на всякие редкости! - с энтузиазмом отозвался я. - Так ты хочешь сказать, что твое детство.. прошло уже?
Знал бы он, до каких лет у эйлов это самое детство продолжается...
И не потому, что у детишек не возникает ВЗРОСЛЫХ желаний. Ещё как возникают.
И не потому, что они не могут эти желания осуществить.
Ещё как могут. Об этом мы могли бы с Кэсом кое-кому порассказать...
А потому, что НЕЛЬЗЯ... Воспитание, стаю слизней вам в... наставнички. Воспитание, совершенствование, эйловская гордость. да. Избранные мы, ага...
Райан хмыкнул и проворчал:
- Отец считает, что еще нет. Но по закону озуа я уже два года как совершеннолетний и обязан содержать себя сам.
- Совершеннолетний? Уже два года? - Я не нашел ничего умнее, как повторить... Совсем я людей не знаю. А озуа - тем более...
- Вот все так реагируют, - Райан усмехнулся. - Даже папа... вроде ж давно с озуа живет, а с каждым ребенком одна и та же история. Ты, говорит, Рэни мелкий еще какой-то... поживи-ка со мной еще лет пять. Куда, мол, тебе в таком возрасте в гарнизон идти? А то, что мне штраф влепят за иждивенчество, да еще и позору до конца жизни не оберешься, это вроде как до него не доходит.
- Штраф?! - Я расхохотался... Да, полезно было бы некоторым сильно воспитанным эйловским отпрыскам пожить среди озуа...
- Штраф, - совершенно серьезно на этот раз отозвался несостоявшийся иждивенец. - И не маленький. Первый месяц еще прощают, но потом...
- Да... Серьезно как у вас всё. А ты только себя должен прокормить, или ещё кого-нибудь?
- Пока только себя. Если бы я женился на Ялли, да еще и по своему желанию, я был бы должен и ее содержать с малышкой. А раз это было решением Старших, то они и заботятся. Правда, я им часть денег все равно передавал. А то безобразие одно, а не папа...
Я пытался поставить себя на место этого мальчика - и не мог.
То, чего я добивался несколько долгих, злых и дурацких лет... с него требовали. Законы клана, как я понял.
То, за что мы с Кэсом, как нам когда-то казалось, хотели отдать если не жизнь, то годы этой самой жизни... тут подразумевалось само собой и даже, кажется, не сильно радовало.
Право жить, как хочется... ну не совсем, как хочется - но решать самому чем заниматься, и
в чем ошибаться, и у кого учиться... Хорошо-то как... А у них - только так и никак иначе.
Я ещё раз внимательно посмотрел на Райана...
Когда-то, лет пятнадцать назад, мне казалось, что я умею видеть человеческую - и не только человеческую - натуру по глазам и выражению лица. С тех пор я достаточно повзрослел, чтобы понять... что я этого не умею. Потому что не раз открытая улыбка оборачивалась ножом в спину, а хмурый взгляд исподлобья - надежным плечом друга. Такое тоже бывало...
Но вот с этим мальчиком (боги, ведь и правда совсем мальчишка, мне в его возрасте, по-моему, даже читать ещё не разрешали! по крайней мере НЕ ВСЁ разрешали...) - с ним, кажется, всё ясно даже для такого убогого физиономиста, как я...
Худощавая, почти по-эйловски стройная фигурка - и сильные пальцы лучника... Из-под рассыпавшихся мягких русых волос на меня доверчиво и виновато смотрели большие черные глаза.
Ах, безобразие, говоришь... Папа. С ума сойти... Посмотреть бы на его ребенка! Тоже уже взрослый почти... наверное. При таких традициях.
Всё у тебя наружу, и мысли и эмоции... я-то думал, что такая открытость, за которую мне перепадало много лет, лишь моя беда. Как же. Мне до Райана с его неумением и нежеланием что-либо скрывать - как до звезды ползком. И как ты до сих пор не растерял свою прямоту и желание помогать тем... кто об этом даже не просит? И жив до сих пор?!
Незанятость, иждивенчество - это позор. Даже в таком возрасте. Хотя да, продолжительность жизни... Хм... не в этом ли все дело? Короткая жизнь вынуждает быстро взрослеть? Наверное... если они живут мало, то детей должно быть много. А то вымрут. А когда много детей, их надо содержать...
- Куда же ты сейчас, Райан? - спросил я, стараясь не думать о том, какой стремительной искрой погаснет эта жизнь... И как долго уже тянется моя...
- Домой. В горы Озуат. У меня сестра младшая замуж выходит... если уже не вышла.
- Домой, значит...
Я помимо воли вздохнул, вспомнив НАШИ горы... хотя конечно какие это горы. Нет, потренироваться в скалолазании - самое то... босиком и на одних пальцах... или с веревкой, ну по-разному... Но они же низкие. Без снежных шапок, и извивистые деревья торчат из трещин в скалах...
И ягоды... И цветы, растущие только у нас...
- Райан, а можно, я не буду называть тебя полным именем? - спросил я. - И ты меня тоже. Не люблю я этого... Ты пригласишь меня на эту свадьбу?
Озуа вдруг сел на кровати и пристально посмотрел на меня.
- Ты, правда, хочешь? То есть... Конечно, зови, как тебе нравится. А мне тебя называть Лант? Как тебя эта девушка, Ранша, называла, да?
- Да! Конечно...
Мальчик, по-моему, обрадовался. Надо же... Для меня это было естественно.
Хотя, пожалуй... не со всеми. С Райаном всё было как-то... просто. Словно давно мы уже знакомы.
- А на свадьбу я тебя пригласить не могу. Я же гость, а не жених. Зато могу взять с собой. Брат невесты вправе привести с собой друга, - улыбка Райана стала слегка лукавой и в то же время вопросительно-неуверенной.
- Я постараюсь быть образцовым гостем, - сказал я серьезно. - Не напиваться, не драться, к женщинам не приставать...
- Почему? Ты так хочешь выделяться на фоне окружающих? - засмеялся озуа.
- Вообще-то наоборот... - И я тоже заржал, представив себе бедную невесту, КАЖДЫЙ из гостей на свадьбе у которой... далее по списку. Причем все одновременно...
- Ну, в таком случае обязательно напейся, затей пару драк и поприставай к женщинам. Ты им понравишься.
- Женщинам - или гостям?
- А это смотря чем, - ухмыльнулся Рэни. - Ежели качественно напьешься и подерешься, то гостям. А сам по себе - женщинам. Ты им всем, по-моему, нравишься. Вон и хозяйка на тебя глаз положила.
- Это ты уже решил эмпатию потренировать?
- А это и без эмпатии прекрасно видно, - язвительно отозвался этот мальчишка. - У нее такой взгляд был, когда она на тебя смотрела, а ты не видел...
- Мда? - Меня, видно, слегка перекосило, потому что Рэни улыбнулся. - Ну пусть смотрит... Это не возбраняется... А мы с тобой смотреть на нее не будем... Хотя она и хорошая женщина вроде.
- Но с Раншей не сравнить, да? А она ведь придет скоро к тебе... Уже вечер... - озуа посмотрел в окно.
- Да нет... Я сам к ней пойду.
Надо же, а Ранша и правда соскучилась по мне...
Райан помолчал, о чем-то раздумывая, а потом сказал:
- Лант, если у тебя еще есть время... Ты не мог бы рассказать про эйлов? Я ничегошеньки о них... то есть... о вас не знаю. Интересно же!
- Что же рассказать тебе, Рэни? Наверное, мы совсем другие... И наши традиции покажутся тебе странными и дикими. Хотя бы то, что не ты один о нас ничего не знаешь... Мы постарались сделать так, чтобы о нас забыли. Прочно и желательно навсегда... Вот так.
- Похоже, не покажутся, - разочарованно вздохнул он. - В основном потому, что я о них не узнаю. Это ты не хочешь рассказывать или вам просто запрещено?
- Ты знаешь... - Я вдруг улыбнулся, подумав, что, собственно говоря, гласно подобного запрещения никто не озвучивал. Просто казалось совершенно диким, что вдруг "птенец" осмелится удрать из такой уютной Долины и - о боги! дружески общаться с людьми, не обговорив заранее со Старейшинами, что, как и о чем... - Может, и запрещено... Но я давно уже делаю то, что запрещено! Так что спрашивай... мне, право же, трудно решить, что же тебе больше всего интересно...
- Ну, не знаю... трудно решать, когда даже не в курсе, в какую сторону вопросы задавать. Ну, расскажи хотя бы, отчего вы хотели, чтобы вас забыли. Да еще навсегда. Если, конечно, тебе за это ничего не будет.
- Да нет... ничего мне не будет. Скажи, ты никогда не слышал о войне Двух Братьев?
Райан озадаченно нахмурился:
- Дядя Бежен что-то упоминал похожее. Это в Лдайском княжестве было, да? Очень давно... Или я путаю что-то?
- Давно, да... почти семьсот лет. Только началась она в Ридане, а потом растеклась по всем соседним странам. Только Суваж в стороне остался. Даже и здесь... Короче, братцы сумели расколоть на два лагеря всех! А мы тогда... примкнули к одному из них. К младшему...
- А что за братцы-то?
- Ну как же - принцы! Кто же ещё. Наследники трона. Тогда княжество больше было, оно включало гораздо больше территорий...
- Ааа... - задумчиво протянул озуа. - А почему вы были на стороне младшего?
- Потому что... - я задумался, - нельзя было старшему на трон, понимаешь? Редкостная сволочь была, если вдуматься. Поверь мне. Темная магия, некромантия и гррых знает что ещё... А ещё умение играть на самых подлых сторонах человеческой ...и не только человеческой натуры. Поверь мне... Ну а формально - да, формально он был наследником... пока не выяснилось, что он и принц-то вроде как незаконный. Только война уже тогда полыхала вовсю...
- И... вы, что, проиграли? - неуверенно произнес он.
-Нет, Рэни... Мы выиграли. Младший брат стал королем, старший был убит... туда ему и дорога, в общем-то... Победа, слава, почести, ордена, вся эта ерунда... Только вот эйлов после этой войны...осталась половина. Погибло очень много. Вот мы, например, можем людей лечить - довольно неплохо. А люди нас - с трудом.
- А друг друга вы разве лечить не можете? - удивился Рэни.
- Друг друга? Можем. Но всё равно... Медленнее, чем хотелось бы... И не у всех такие способности.
- А у тебя они есть?
Вот ведь любопытное существо! Аж глаза сияют... Или кажется? Отсюда трудно разобрать, все ж таки в другой комнате сидит...
- У меня - есть, - нехотя признал я. - Поэтому я и взялся тебя лечить... Я ж не знал, что... вы совсем другие. С людьми у меня получалось... А после этой войны... мы и закрылись. Чтобы больше такого - не повторилось. Чтобы не вмешиваться в дела тех... кто сгинет и забудет. Ой, прости... - спохватился я, - что-то я не то говорю...
- Может они и правы были, твои родичи, - задумчиво сказал мне вдруг Райан. - Если вас там столько поубивали, на этой войне...
И он явно задумался о чем-то. Во всяком случае, дальнейших вопросов не последовало, и в обеих комнатах повисло молчание. Самое странное, что оно почему-то совсем не тяготило ни меня, ни его.
Я, как ни странно, вдруг подумал, что действительно доля истины в такой политике была... особенно тогда, когда боль по погибшим и слезы их жен и детей были ещё свежи. Правда, бабушка до сих пор о дедушке горюет, но в основном почти все перестали об этом говорить... А мы с Кэсом... два несовершеннолетних максималиста...
Райан вдруг поднял голову и сказал грустно:
- Мы, наверное, вам кажемся какими-нибудь бабочками... или мухами. Даже если отец так на озуа смотрит, ну, почти так.. а ведь в его случае разница не настолько велика, как в вашем... Да?
- Да уж. Только я так - не могу. Не могу и не хочу. И нельзя заранее сказать, что жизнь важнее и ярче, сколько бы она не продолжалась... двадцать лет или тысячу... Важно, что ты успел сделать, наверное...
Ну вот, ударился в патетику...пропагандист недоделанный. Кто тебя послушал в свое время, кроме Кэссара?
- А что, с твоей точки зрения, надо успеть сделать в жизни? - заинтересовался озуа.
- Ну ты спросишь! - рассмеялся я. - Философы уж столько тысячелетий сей вопрос пытаются решить... Я скорее знаю, что НЕ НАДО делать... чтобы умирать было не стыдно... Да я думаю, что и ты это знаешь.
- Так скажи. А то мало ли, что я знаю. Мне интересно, что ты об этом думаешь, - настойчиво заявил он.
Мне почему-то стало неловко. Не люблю говорить красивости. Когда их от меня ждут, обычно дожидаются совсем иного и не совсем печатного...
- Рэни... медленно начал я. - Наверное, проще всего... выбрать поначалу себе пример для подражания... или просто того, кого ты безусловно уважаешь... и каждый раз спрашивать себя: а что бы он сказал? А что бы он сделал на твоем месте? Это же так просто... Держать слово, не предавать, не трусить...не изменять самому себе.
Уфф... нет, рано мне всё-таки иметь детей. Лучше бы братишку... Вот такого любопытного...
Он разулыбался, в глазах замерцали синие искры. Или показалось на расстоянии?
- Не боишься так говорить? А то ты у меня сейчас самый ближайший кандидат на примеры для подражания.
- Только не это! Я испугался. - Было бы чему подражать... Вот для меня... ну например, долго таким примером был дед...
Озуа сейчас был ужасно похож на шкодливого мальчишку - лукавая усмешка на губах, на лице, в глазах - везде, где смогла поместиться...
- Поздно, - довольно отозвался он. - Ты уже не кандидат. Ты - он и есть.
- Ужас какой.- Юмор ситуации начинал до меня доходить. - Ты же меня не знаешь совсем... А представляешь, какая ответственность! Быть всё время живым примером... Ну пожалей бедного меня. Деду что, он в могиле...
- Это мне теперь ничего нельзя, - продолжал ерничать пример для подражания в моем лице. Ни напиться, ни подраться... А ещё на свадьбу звал...
Райан сдавленно хихикал на своей кровати.
- Конечно, звал. А сейчас еще сильнее звать буду. Кто же еще там сможет похвастаться таким примером?! А что, чтобы не было стыдно умереть, все это нельзя. Да? Ни напиться, ни подраться?
- Честно? Я скорчил торжественную рожу.
- Это, возможно, тайна... для маленьких детей. Но поскольку ты у нас весь из себя совершеннолетний, скажу: по-моему, можно... С некоторыми личностями просто даже иначе и не получается...
- Ну, вот видишь. Мы просто будем считать, что ты - именно такая личность. Некоторая. Так что быть тебе примером для подражания. Никуда не денешься... А может, я и ругаться научусь, - почти мечтательно протянул этот... мальчишка.
- Ты точно решил, что именно этого тебе прежде всего и не хватает? Именно поэтому выбрал себе такой пример?
Теперь и я заржал. Ой, ну надо же...
А что - тоже заработок. Обучать вот таких...прелести живого слова.
- И поэтому тоже, - кивнул он и перестал смеяться. - А почему ты так уверен, что не можешь служить примером? Мне вот кажется, что очень даже можешь. Хотя и не знаю, почему.
- Упрямый ты, Рэни, вот что... - безнадежно подытожил я. - Могу - не могу... Ничего во мне такого нет. И ничего хорошего я в жизни своей пока не совершил... Ну почти. Плохого зато достаточно...
- Совсем ничего хорошего? - тихо переспросил он. - Но так не бывает.
- Может, и бывает, - сказал я с неожиданной злостью - У особо одаренных и везучих. Ладно, зато вот тебе смог помочь! Немного...
(А всякие там стихи... немного музыки... какая всё это ерунда по сравнению с тем, что я не смог спасти любимого человека... Всё, хватит... Не хочу.)
Он смотрел на меня с таким изумлением, словно у меня рога выросли в одночасье.
- Знаешь, Лант, если спасение жизни у тебя идет за "немного", то я даже не представляю, что же ты сочтешь достаточной помощью. Разве вообще с того света вернуть, когда кто-то уже за порог шагнул? Или это тоже в разряд "немного" попадает?
- Если бы я мог! - вырвалось у меня. - Ладно, Рэни... Хорошо, что я оказался в кой-то веки в нужный момент там, где надо. Давай мы выпьем, что ли, за это... То есть за тебя.
Я достал свою заветную фляжечку, взял местный стаканчик и отлил немного нашего вина для Рэни.
- Вот, попробуй... Начинаю подавать тебе пример. Хорошее вино можно пить в любое время суток! Особенно в хорошей компании...
- Спасибо! Только почему за меня-то? Надо за тебя, я-то никого не спас, - он досадливо поморщился, слезая с кровати, и подошел ко мне, чтобы взять посудинку с драгоценным напитком.
- И за меня и за тебя. За нас...
Я что, пропущу, что ли?! Ещё чего... Пример я там или не пример...
Мы выпили.
"Ага, понравилось тебе!" - отметил я про себя. К чему хорошему приучить - это я завсегда...
- Пойду я. Темно уже. А то... наверное, ждет уже...
Ранша, скорее всего, действительно уже давно меня ждала.

... Ещё слегка шумело в ушах, и кровь пульсировала во всем теле, и покалывало кончики пальцев...
Телу было хорошо, оно радовалось.
А на душе было пусто.
Довольная Ранша, уткнувшись носом в мое плечо, щекотала мне нос волосами. Отросли волосы, надо подрезать, наверное. Я уже не бард, так что нечего.
Какое-то время она лежала молча. К сожалению, это время быстро кончилось.
- Лант? - насторожилась она. - Тебе, что, не понравилось?
- Всё было чудесно, - искренне ответил я.
Девушка приподнялась на локте и внимательно посмотрела мне в глаза.
- Все было чудесно, - медленно повторила за мной и вдруг закончила. - Только вот девушка не та. Так?
Меня аж передернуло от этой женской интуиции. Ранша всегда отличалась прямотой... и чутьем тоже.Надо бы возразить, а что?
Я ласково погладил ее по плечу:
- Ну не надо так, малыш. Ты такая хорошая...
- Да, я знаю, - она снова легла рядом. - Просто я не на своем месте сейчас. Здесь должна быть не я, а...
- Тсс, - я быстро закрыл ее губы ладонью. - Не надо так говорить.
- А как надо? Впрочем, извини. И впрямь, не стоит, наверное... Только не пойму я никак, сколько ж можно себя изводить? Даже по такому поводу...
- Ну... я себя не извожу. Разве похоже? Да и вообще... много мелких проблем просто...
- Не знаю, - неуверенно пробормотала она. - Может, и не похоже... А что за проблемы-то? С мальчиком этим? Или... с гитарой? Кстати, где это она?
- Подарил... А с мальчиком проблем нет. Это у него сплошные проблемы... он их, судя по всему, умеет находить.
- Можно подумать, у тебя это получается плохо... - улыбнулась девушка. - А кому это ты ее подарил? И с чего вдруг?
- Тому... кому она нужнее. Мне стало немного грустно. Умеют женщины находить больные места!
- Ммм... а тебе, стало быть, не нужна? С твоей-то музыкой? - возмутилась Ранша. - Хотя... может, ты новую купишь... Ой, знаешь, что? У меня знакомый есть в Телгаре, так у него отец инструменты делает. И неплохие. Хочешь, я тебе адресок дам? Скажешь, что от Ранши, - он сделает. Давай?
Ранша мгновенно слетела с меня и бросилась было к своей одежде, но потом так же резко передумала и вернулась.
- Побежала, называется, - усмехнулась она в ответ на мое удивление. - Будто чернила с бумагой с собой таскаю. Ладно. Потом у Номмы спрошу, она даст. А можно и на дощечке накорябать, но сейчас не хочется искать подходящую дощечку.
Я засмеялся. В этом была вся Ранша. И можно было не сомневаться, что о гитаре она благополучно забудет, не успев одеться...
В ее комнате витал аромат живых цветов - но все вещи были разбросаны как попало; Ранша знала наизусть и могла напеть и продиктовать огромное количество баллад и песен - но у нее никогда не было рядом ни бумаги, ни даже дощечки...
- Лант, милый, расскажи мне что-нибудь, - промурлыкала эта красавица, пытаясь поймать губами мое ухо. - Наверняка же тебе есть что рассказать...
- Про что тебе рассказать, маленькая?
Я и вправду не знал...
- Ну, раз про гитару не хочешь, вот про твоего "не клиента" расскажи. Любопытно же...
- Про Райана...
Я задумался.
- Знаешь, ведь мы познакомились только сегодня, - удивленно начал я. - А мне уже кажется, что давно. Райан ведь озуа, ты не заметила?
- Ой... что-то такое и вправду непривычное... Но ты знаешь, я ведь про них почти ничего и не слышала! - беззаботно заметила Ранша. - Я вон тоже... человек только наполовину. Как и ты, насколько я знаю? Ну и что?
- Понимаешь, я тоже про озуа почти ничего и не знаю. Кроме того, что они живут всего каких-то лет сорок или пятьдесят...
- Мне говорили, что еще меньше. Вроде бы лет тридцать... Хотя какая разница, все равно мало, - вздохнула она. - Вот уж не думала, что ты с таким сойтись можешь... мне вот как-то не по себе было бы дружить с тем, кто скоро умрет...
- Ну для начала... мне захотелось, чтобы он дожил... хотя бы до своих тридцати, пробормотал я. - Понимаешь, этот мальчик умудрился вляпаться в какую-то разборку... короче, разозлить сектантов, убил двоих... нет, кажется, уже троих... ну и, в общем, на него, возможно, объявили охоту.
- Убил троих?! Этот безобидный ребенок?!
Я пожал плечами.
- Кого-то он там пытался спасти... И судя по всему, неудачно.
- Ну тогда у меня вопросов больше нет. - Ранша была сама ирония. - Вы нашли друг друга! Вы же два сапога пара...
- То есть?
- Ну как же... ты ведь тоже отличаешься этим загадочным свойством находить разнообразные неприятности на свою... эээ... голову, - хихикнула она. - Сам, между прочим, мне в прошлую нашу встречу об этом говорил... Ну так и чему удивляться? Вы, поди, и познакомились как-нибудь... не как все знакомятся... Угадала?
- Да уж. Но ведь ты сама говорила, что у меня всё не как у людей... Пришлось вмешаться... в разговор. Так и познакомились...
- В разговор... - буркнула она, - уж не на языке ли стали беседа-то велась? Лант, это же опасно. Ну как можно быть таким бесшабашным? Наверняка ведь полез куда не надо, хорошо хоть целый вроде, спасибо Хранящим нас от бед... А если бы с тобой что-нибудь случилось?!
Я засмеялся и обнял это рассудительное - порой - существо:
- Ну если бы случилось, значит, случилось бы... Может потом вспомнил бы кто-нибудь. Ты прямо как моя... мама, - неожиданно выдал я. - А вообще не беспокойся, малыш, я ведь немножко умею драться!
- Ммм... - она задумчиво прикрыла глаза. - А какие, кстати, у тебя планы? В Таурге останешься? А то, может, с нами поедешь? У тебя такая музыка чудесная... Купим тебе гитару, вы с Даримом такой дуэт составите, что будьте здоровы! А я буду танцевать... А? Давай, Лант, соглашайся!
- Не могу...
Мне вдруг и вправду захотелось сыграть вместе с Даримом. Даже зазвучали в голове первые аккорды гитары и взлет мелодии альта... снизу вверх... как плащ, сбрасываемый перед дуэлью.
- Я должен парнишку проводить, - объяснил я Ранше. - А потом... может быть...
- А куда ты его проводишь? - с любопытством спросила девушка.
- Куда? (А правда - куда?) Ну... он на свадьбу сестры вроде собирался...
- Сестры? Что за сестра такая? - ревниво поинтересовалась Ранша.
- Понятия не имею. Никогда ее не видел...
- Проводишь... и найдешь нас? Да? Хотя, наверняка передумаешь... А я вот недавно теткой стала. У брата дочка родилась, такая... ух!
- Может, и не передумаю... тетушка.
Я поцеловал ее, постаравшись отбросить подальше мелькнувшее воспоминание...
Две фигуры на сцене.Вихрь юбок и стук каблучков. Сияющие под огнем факелов золотистые волосы - и волосы черные. Быстрый любящий взгляд на меня, стоящего на заднем плане и играющего саэлью для двух танцовщиц... Никогда после я так хорошо не играл.
Ранша ответила на поцелуй со всей своей нежностью, какая у нее была. А было у нее много, и какое-то время я с удовольствием тонул в ней. Пока не вынырнул и не наткнулся на строгий и даже несколько суровый взгляд... нет, не девушки, с которой я провел столь замечательно последние часы.
Это был взгляд полуалвки старше меня на несколько десятков лет, с едва заметной насмешливой искоркой. Сразу же некстати вспомнились слухи о ней, будто от родителя своего, алва из Ишкуды, досталась ей способность мысли читать...
- Пора бы уже вспомнить, что ты живой, милый. И вокруг тебя могут быть живые, которым ты небезразличен, - твердо сказала она, соскальзывая с постели и начав одеваться. - Габи вряд ли одобрила бы то, как ты со своей жизнью поступаешь.
- Ранша! Это запрещенный прием... Я беспомощно улыбнулся.
- Это правда.
Она подошла и запустила пальцы мне в волосы.
- Лант, мне очень хорошо с тобой... было всегда. Но я не эгоистка - и мне хотелось бы, чтобы кто-то, вот как я сейчас, был с тобой рядом... А ты ведешь себя... как... как вдовец. Какой ты раньше был, помнишь? Или забыл?
Куда делась твоя легкость? В тебе было столько радости - где она сейчас? Все, все ухнуло в это... в эту пустоту.
- Пустоту? - мне вдруг стало зябко. Ранша, Ранша, что же ты делаешь? Как умудряешься видеть то, что я сам стараюсь не замечать?
Она хотела сказать что-то еще, но, вздохнув, лишь покачала головой. Погладила кончиками пальцев мои виски.
- Ша, - я попытался поймать ее за запястье, - зачем ты мне все это говоришь?
- Просто иногда мне кажется, что ты еще мальчик. Ребенок, который... сам себя наказывает. Уже несколько лет... Может, поэтому и сказала. Потому что тебе пора взрослеть. А может, и нет... ты же бард. Не знаю...
- Может, Габи и не одобрила бы... - с усилием произнес я. (Хотя бедная девочка всегда говорила, что я прав...) Просто... у меня, видно, хорошая память.
И не только... Я не могу оставить всё как есть. Я всё-таки должен отомстить...
Но об этом я не сказал.
- Память? она улыбнулась. - Память, Лант, это порой ненужная роскошь... и ненужная боль. Ладно, не буду портить тебе настроение... и себе тоже. Пойду я... поздно уже.
- Спасибо тебе, - я обнял это непостижимое существо и поцеловал ещё раз - напоследок. - Береги себя.
Девушка одернула платье и пошла к двери. Там она задержалась, глядя на меня сверкающими глазами.
- До свидания, милый, - улыбнулась она. - Я запомню эту ночь - как и все ночи, что провела с тобой. Ровных дорог тебе, гитарист!
Вернувшись к себе, я застал чудную идиллическую картину. Райан сидел на кровати, поставив двурогий подсвечник на подоконник, и меланхолично зашивал рукав куртки, пострадавшей в бою с местной живностью.
Эх... Надо же было, наверное, ему одежды в запас купить... И вообще нужны деньги в дорогу. Доехать до сестры в нормальном виде, да и подарить на свадьбу что-то надо...
Ладно, это завтра. Я знаю, где я их возьму. А сейчас...
- Дай-ка это сюда, - попросил я мальчика.
Райан непонимающе посмотрел на меня и растерянно спросил, не торопясь, впрочем, отдавать свое рукоделие:
- Зачем?
- Помогу. - Я потянул куртку на себя.
Он покраснел:
- Лант, я и сам смогу. Что ты, в самом деле?
- А я хочу попробовать. Отдай, кому говорят!
- Но... - озуа остановился и без всяких дальнейших прекословий отпустил одежку. Вид, впрочем, имел какой-то огорченный. С чего бы это?
- Ты не волнуйся, я ее не испорчу, - после свидания мне вдруг захотелось вспомнить ещё кое-что из того, что я умею. - Сейчас...
Я конечно не ахти какой маг, очень даже неахти... в основном лечить только и умею, остальное так, ерунда.
Но уж зачинить разорвавшуюся куртку!
Я ж ленивый как твоя гусеница. Зашить, постирать... извините. Просить любимую (вернее нелюбимую, над кем же ещё можно так издеваться?!) девушку? Да зачем...
Медленно прижать ладонь... ощутить шероховатость материи...переплетение ткани... ниточки, шов, шнуровка... ох, тоненькая у тебя, Рэни, куртка...
Всё.
Озуа взял свою собственность и недоверчиво уставился туда, где еще минуту назад были лишь пучки драных ниток. Потом растерянно поднял на меня глаза:
- Это магия, да?
- Магия... Ага. Для ленивых. Очень удобно... Разве у вас так не умеют?
Райан отрицательно помотал головой:
- У нас нет магии, Лант. А Сила на такое не годится совсем. Ох. Ну вот, чуть иголку не потерял, - он подхватил чуть не улетевшую иглу и начал вдевать в нее нить.
- Опять шить?! Тебе что, это нужно для того, чтобы терпение тренировать? Или ты мне не доверяешь?
- Почему? - озадачился он. - Ты здорово все сделал. Спасибо! Я бы с этим рукавом полночи провозился. Но тут еще видишь, как много дырочек? Я их сейчас и зашью.
- Там ЕЩЁ дырочки? Ох... А не проще новую купить? Давай я ими займусь что ли...
- Да не надо, это ж тебе каждую придется эдак ремонтировать. Я сам. Потрепался малость, третьего дня еще... а зашить времени не было... А купить пока не на что, да и эту поносить еще можно.
Меня взяла тоска. У меня тоже денег было не сады и не леса... так, нормально пожить с неделю. Но не двоим и без покупки одежды.
Знаю, впрочем, как можно деньги добыть.
И даже без экзотики и без насилия над собой... типа концерта. Не хочу давать концерт почему-то... Не хочу.
Но всё это завтра, а сейчас я ХОЧУ СПАТЬ! А этот малек не хочет что ли? Или надо сначала над собой поиздеваться? Вечерняя порция воспитания воли?
Озуа, словно почувствовав мою "опечаленность", поднял голову:
- Ты, что, обиделся? Неужели так хочется что-нибудь починить?
- Нет, просто это же надолго. Ты спать-то не хочешь?
Он помотал головой и испуганно спросил:
- Я мешаю, да?
- ТЫ мне не мешаешь!!! Ты себе мешаешь. Ладно... - меня вдруг и вправду охватила такая усталость - да и сна было мало в последнее время, - я просто лягу спать, и ты можешь делать что хочешь... Только я всё же тебе советовал бы отдохнуть. К демонам болотным всё это шитье...
- Ложись, конечно, - успокоенно отозвался Рэни. - Я не очень долго, ты мне самое легкое оставил.
И улыбнувшись, продолжил свое "увлекательное" занятие.
Я пожал плечами и мгновением позже с наслаждением растянулся на кровати. Потрескивание свечи и шуршание этого невероятно аккуратного и домовитого (эх, мне бы такое терпение!) озуа оказалось не хуже колыбельной. Минуту спустя я уже спал.

@темы: текст